РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

Марат Герчиков

 

ТБИЛИССКИЕ МОТИВЫ

 

 

 

Дата публикации 05.07.2018.

 

Этот город я всегда помнил, хотя ни разу в нём не был. Очень хотел, но не случалось. Ереван, Цехкадзор, Гудаута, Сухуми, Батуми – здесь бывал, рядом, а попасть в Тбилиси не получалось. Заколдованный для меня город.  Рим, Париж, Венеция, Берлин,Флоренция, Прага, Амстердам и ещё и ещё и ещё. Но не Тбилиси. Ах так?!

Стамбул встретил громадой аэропорта. Оживлённый восточный перекрёсток: семиты, белые, чёрные, антисемиты. Молодые красавцы арабы, за каждым из которых стайка красавиц в хиджабах. Видны только глаза, но какие! Два часа среди заманивающих бессовестных Dutyfree. Ручные швейцарские часы в керамическом корпусе, почти даром,  990 евро вместо 1550. Продавец, не имеющий понятия как они работают. То ли от батарейки, то ли от завода пружиной, то ли от взмахов руки. И зачем нужны дорогие часы с тяжёлым керамическим корпусом?

Полетели дальше. Под крылом самолёта не тайга, как в известной песне, а складки кавказских гор. Грузины говорят, что если эти складки расстелить, то Грузия займёт территорию Армении, Азербайджана, короче весь Кавказ, и ещё прихватит немного Турции и Ирана.

Довольно жёстко поцеловали землю Грузии. Ну вот! Наконец-то! Тбилиси.

Правда, ещё 17 километров на такси. Друзьями предупреждены: жёстко торгуйтесь с таксистами. Больше 30 лари не платите. Это 10 евро. Таксисты начали с 60 лари. Энергичные речи о цене бензина , высоком налоге и о том, что ехать надо в объезд чего-то. Совестно торговаться, 10 евро немного, но это восток. Сошлись на 40 лари. Недорогой отель рядом с главной улицей Руставели. Навигатор найти не может, таксист тоже. Не проблема, у него  есть друг Гиви. «Гиви, алё, где эта Анджапаридзе 1? Прямо, потом налево, потом...? Хорошо, потом я ещё позвоню».

Город забит заслуженными японскими машинами с правым рулём. На машинах симпатичные мужики из окрестных селений. Тбилиси знают плохо, ездят уверенно, друг другу не мешают. Все таксисты –

потенциальные экскурсоводы. Не было почти ни одного, кто бы не предложил за 60 лари съездить в древнюю Мцхету (около 20 км. от Тбилиси) с воспоминаниями о  бывшей столице 5 века. Или полный тур по Тбилиси за загадочные 60 лари.

Небогатая, можно даже сказать бедная страна. Если о деньгах. Богатая, можно даже сказать роскошная страна. Если о природе, народной культуре, традициях, истории, искусствах.

Проспект Шота Руставели – парадное лицо города 19 – 21 веков. У здания парламента - большая палатка, в которой живут и дежурят оппозиционеры. Поздний вечер, красивая подсветка зданий, много женщин, продающих всякую ерунду за копейки, старушек, которым нечего продавать и приходится просить подаяние. Прохожие, которые не спешат подавать. Тридцать один градус, не очень душно,  загадочно и грустно.

Завтра здесь развернутся бои между оппозицией и полицией. Будут раненые, резиновые пули, слезоточивый газ. Грузины любят себя, любят Грузию и неплохо относятся к оккупантам, т.е. к нам русским. О том, что мы вообще-то евреи, они, возможно, догадывались. Но претензии не к русским, потенциальным покупателям, и не к прижимистым евреям, претензии к русскому мафиозному правительству. И к населению России, голосующему за эту криминальную власть.

Но для меня  Тбилиси  - вовсе не проспект Руставели. Для меня Тбилиси – запущенные фасады домов, сохранившие остатки былой элегантности, старинные деревянные домики, сгрудившиеся на отвесах гор, бог знает как уцелевшие, с террасами, бесстрашно нависшими над ущельями Куры. Это смешная, якобы падающая, якобы подпёртая  железной балкой башня театра марионеток Резо Габриадзе с его трогательным скульптурным чижиком-пыжиком и собственноручно расписанными столами в собственном небольшом кафе около театра.  Недорогие тбилисские рестораны с грузинскими певцами и танцорами. Сколько выразительности и любви в нарочито медленном многоголосом грузинском пении и  страсти в грузинском танце. Грузинская кухня – отдельная поэма. В её разнообразии и самобытности особое место у хинкали.  С хинкали мы опозорились в первый же тбилисский вечер в ресторане Machakhela. Хинкали – большой пельмень, наполненный рубленым мясом со специями и обильным бульоном. Съесть хинкали достойно -   значит не пролить ни капли бульона. А мы их бедных – ножом и вилкой.  Позже, в старом городе, мы прочли надпись на майке, продававшейся в маленькой лавчонке: «НИКОГДА, СЛЫШИТЕ, НИКОГДА! Никогда  не ешьте Хинкали ножом и вилкой. Это ПРОВАЛ. Хвостики тоже не ешьте. Это будет последним гвоздём в крышке провала. Хинкали едят только руками - берут за хвостики и вонзаются зубами в упругий бок, и пьют ароматный мясной бульон, а хвостики победно отбрасывают в сторону, подобно настоящему джигиту». Вот так.

А что же с еврейской жизнью в этом очень грузинском городе? Большая часть грузинских евреев – в Израиле. Но около трёх тысяч ещё в Тбилиси. Грех не побывать в синагоге. Было поздно, её собирались закрыть, но, увидев и распознав по длинному носу любопытного и богобоязненного еврея, вновь включили свет, позволили сфотографировать и посоветовали подняться на второй этаж. Огромный молельный зал, торжественная бима, сокровища Тор,  длинные балконы для женщин  вдоль зала, дорогие люстры, изящно расписанные стены – свидетельства не бедной былой еврейской жизни в Тбилиси. Когда я спустился вниз, служитель показал глазами на ящик для пожертвований. Надо было  это  сделать. Кто знает, остались ли ещё богатые евреи в Тбилиси.

Тбилисцы говорят об Александре Сергеевиче Грибоедове как о своём. Возможно ещё и потому, что его женой в 1828 году стала 15-летняя грузинская княжна, красавица Нино Чавчавадзе. Брак был счастливым и трагическим. После убийства мужа в Тегеране исламскими фанатиками (1829 год)  Нино осталась верной своей первой любви  до конца жизни. Как написал поэт Яков Полонский: «Два горя: горе от любви и горе от ума».

Ну как же было не поклониться великому русскому Ромео и грузинской Джульетте. Они спят рядом на горе Мтацминда, над Тбилиси, возле церкви Святого Давида. «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя» - плачет 190 лет «чёрная роза Тбилиси» Нино Чавчавадзе. Такие были времена...

Тифлис или Тбилиси – «новая» столица Грузии, которой всего-то  15 веков. Старой столице «Мцхете» уже около 1600 лет. А начало Тифлису положили, согласно легенде, горячие серные источники, которые царь Иберии Вахтанг Первый Горгосали обнаружил во время охоты. Вот и сидит он теперь на мощном коне  на вершине скалы у храма Метехи, смотрит на раскинувшийся внизу Тбилиси и, похоже, доволен делом рук своих и своего наследника царя Даги. А серные источники накрыли знаменитыми тбилисскими серными банями. Как сказал грузинский советский поэт Иосиф Гришашвили, «Не побывать в них – всё равно что приехать в Париж и не подняться на Эйфелеву башню». Другой неплохой поэт Александр Сергеевич с ним согласен. «Сроду не встречал я... ничего роскошнее тифлисских бань» (27 мая 1829 года) – расписался он на мраморной доске у входа в бани. Попробуйте после этого не пойти. И пошли, и именно в те Орбелианские или Голубые или Пёстрые бани, в которых купался «наше всё» Александр Сергеевич Пушкин. Что вам сказать? В отдельном кабинетике,  в маленьком бассейне горячо (серная вода примерно 40 градусов), очень душно, немного пахнет серой и чертовщиной. Кабинетик продан на 1 час. Долго не высидишь, да и нельзя, вредно. После массажа и пилинга специальной рукавицей обещают новую кожу. Возможно, но, к сожалению,  я остался при  старой. После 40  банных градусов 33 уличных не  освежают. Но зато «на Эйфелеву башню» мы поднялись.

 

Три дня пролетели. Послезавтра «домой». Теперь  Мцхета.

 

"Немного лет тому назад,

Там, где, сливаяся, шумят,

Обнявшись, будто две сестры,

Струи Арагвы и Куры,

Был монастырь..."

 

Нельзя было не поехать туда, где у Михаила Юрьевича родились эти удивительные строки, где он стоял рядом с храмом монастыря Джвари, смотрел с утёса вниз на объятия Арагвы и Куры и думал о том, чего в России всегда не хватало, о свободе. Так возникала поэма Мцыри. «Пятый век», - с понятной гордостью назвала дату рождения храма милая грузинка-экскурсовод Ира. Какая-то лютеранская строгость древних грузинских храмов удивительно сочетается с изяществом их пропорций и форм. И простота, простота, простота, богатая простота. После такого храма роскошные католические покажутся безбожным извращением. Внизу, в Мцхете, кипит туристская жизнь. Длинные базары, переполненные грузинскими яствами, изящными поделками мастеров, предложениями попробовать бесплатно дорогое вино, баночками с таинственными снадобьями для мужчин, вряд ли грузинских, ведут к монастырю Самтаври и кафедральному патриаршему собору Светицховели.  Собор - в квадрате крепостных стен. Мира здесь не было никогда. Собор построен на месте, где была деревянная церковь IV века. Во второй половине V века уже знакомый нам Вахтанг Первый Горгасали построил здесь базилику. Рождение храма Светицховели датируется XI веком. В соборе - захоронения потомков царской династии Багратиони. Они-то и отстаивали свободу Грузии. Базары базарами, но Мцхета и её храмы – культовое и святое место для каждого грузина, верующего и не очень.

Найти нам машину обратно в Тбилиси помогало человек 5 мцхетских грузин и грузинок, бросивших ради нас  торговлю. Отвёз нас в Тбилиси не таксист, а житель Мцхеты, мобилизованный из дома совещанием грузинских помощников. Конечно, не бесплатно, но всего за 30 лари и без восточной торговли.

Я наконец расколдовал для себя Тбилиси, но осталось ещё так много тайн. Кто знает, быть может доведётся снова встретиться. А пока мы  увезли этот город с собой.