РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

Эдвард Ковалерчук

           Эхо войны

 

      Дата публикации 07.03.2020

Сообщения о бомбах Второй мировой войны, обнаруживаемых в наше пока ещё мирное время в Германии, появляются довольно часто, можно даже сказать слишком часто. Иногда кажется, что месяца не проходит без таких сообщений. Это наводит на ряд размышлений. Прежде всего, такие находки – не только напоминание об ужасах прошедшей войны, но и предостережение от срыва в войну новую, несоизмеримо более разрушительную, грозящую уничтожением всего человечества, да и самой нашей планеты. Кроме того, в плане историческом это напоминание о непомерном количестве авиационных боеприпасов сброшенных союзниками на территорию Германии в ходе невиданных до тех пор по масштабу и поистине варварских и неоправданных с военной точки зрения бомбардировок.

 

Ведь бомбили не только и даже не столько военные объекты с целью подавления огневых средств противника, уничтожения его живой силы и боевой техники, сколько объекты гражданские, включая памятники архитектуры и другие культурные ценности и, что самое главное, гражданское население, исходя из единственного принципа численности именно этого гражданского населения. Город, насчитывавший более ста тысяч жителей, подлежал тотальному разрушению, независимо от наличия или отсутствия в нём военных объектов.

 

При таком массированном применении авиабомб некоторое их количество, по официальным данным от 10 до 20 процентов, по чисто техническим причинам могло упасть, не разорвавшись. Даже этого небольшого процента достаточно для того, чтобы до сих пор приходилось обнаруживать эти неразорвавшиеся авиабомбы. Их в Германии называют блиндгенгерами (Blindgänger). Особую категорию представляют долговременные детонаторы для авиационных бомб, которые должны служить для долгосрочного поддержания потенциала угрозы в районе цели и для последующего взрыва бомбы. В чём же причины таких "неудач" при авиационном бомбометании?

 

Эксперты называют среди причин то характеристики грунта - слишком мягкого или разжиженного для срабатывания взрывателей ударного действия, то конструктивные особенности кровель и верхних этажей зданий. Бомбы могли попадать на объект своей боковой поверхностью, меняя угол падения и не касаюсь при этом своим взрывателем твёрдой поверхности объекта. Несрабатывание взрывателей других типов, например с использованием воздушных крыльчаток, приводивших в действие электрогенератор, могло быть вызвано беспорядочным кувырканием падающей бомбы и так далее.

Но кроме этих чисто технических причин, можно предположить (разумеется, только предположить, хотя и небезосновательно), что производители этих боеприпасов заинтересованы были прежде всего в том, чтобы освободить свои складские площади, обеспечить максимально возможную реализацию своей продукции, получать всё новые и новые военные заказы за счёт, естественно, налогоплательщиков своих стран. При этом в погоне за прибылью владельцы военных заводов стремились повышать объёмы производства своей смертоносной продукции в ущерб качеству, избегая при этом различными способами строгости контроля военной приёмки. И, наконец, на военных заводах союзнических стран среди исполнителей разных звеньев производства могли быть люди, сочувствовавшие то ли нацистскому режиму, то ли потенциальным невинным жертвам.

Предполагать можно всё, что угодно, но факт остаётся  фактом: эхо прошедшей войны продолжает звучать спустя десятилетия. Единственная польза от этого эха – предостережение нынешнему и грядущим поколениям: люди, будьте бдительны, не дайте безответственным политикам открыть человечеству дорогу в ад!