РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов
 ﷯ морские волки

Предисловие

 

20 ноября 1809 года (2 декабря по новому стилю) Манифестом Императора Александра Первого было учреждено Управление водяными и сухопутными сообщениями и в его составе – Институт для Корпуса Инженеров этого управления. С развитием других видов транспорта в 1864 году институт был преобразован в Институт путей сообщения, а в 1924 году – в Ленинградский институт инженеров путей сообщения (ЛИИПС).

В 1930 году ЛИИПС был преобразован в ряд самостоятельных институтов, в том числе и Ленинградский институт инженеров водного транспорта, а с 1993 года – Санкт-Петербургский Государственный Университет Водных Коммуникаций (СПГУВК).

Таким образом, 2 декабря 1999 года СПГУВК исполняется 190 лет.

Предлагаемый читателю сборник стихов посвящается этому юбилею.

Автор – доцент кафедры технических средств судовождения и связи – хорошо знаком с внутренними водными путями России, а также с морскими судоходными трассами на Балтике и в Северном море, где руководил плавательской практикой студентов на теплоходе «Василий Калашников».

Любовь к морю сродни любви к науке, к поэзии. Великий Альберт Эйнштейн сказал: «В научном мышлении всегда присутствует элемент поэзии. Настоящая наука и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса».

Пусть эта книга «морских» стихов служит оправданием жизни поэта.

 

Автор

27 августа 1999

 

 

«Все мы плывем по волнам океана;

 разум служит нам компасом,

 а страсти – ветром, гонящим нас»

А. Поп

 

 

«Зыбь ты великая, зыбь ты морская

Чей это праздник так празднуешь ты?

Волны несутся, гремя и сверкая,

Чуткие звезды глядят с высоты».

Ф.И. Тютчев

 

 

 

 

 

К 190-летию СПГУВК

 

  * * *

 

Волны лет и веков рассекая,

Заходя, словно в порт, в Юбилей,

ГУВК элиту флотов выпускает

На просторы и рек, и морей.

 

Много лет, много зим, весь в реформах,

В ногу с жизнью шагает наш вуз:

Обучения новые формы

Отражают потребность и вкус.

 

Мы оглянемся, без остановки,

Вспомним корни, истоки свои

И прошедшие экзаменовки,

За прогресс инженерный бои.

 

Начиналось все от Бетанкура,

Был в почете французский язык,

И путейцев тогдашних культура

Институтский являла всем лик.

 

Мчались годы, почти два столетья:

Не привыкнув к молчанию муз,

Много вынес военных отметин

Очень важный наш транспортный вуз.

 

Выпускал патриотов, героев,

Замечательных разных спецов,

Часто близких по духу, по крови,

Продолжателей дела отцов.

 

Труд велик: не случайны награды

Как признание ярких побед,

Юбилейные наши парады

Обозначат истории след…

 

Ректор Бутов командовать будет,

Как на судне большом – капитан,

У которого главное – люди

И которому дар божий дан.

 

Президент, академик, профессор,

Взяв с собою команду на борт,

Заявление выдаст для прессы:

«В Юбилей мы заходим, как в порт!»

 

Водный транспорт России лелея,

И почти на границе веков,

ГУВК блистает в лучах юбилея,

Словно нимбы святых и богов…

 

 

 

 

 

Анатолию Сергеевичу Бутову

к 60-летию

 

* * *

 

Поздравляем с юбилейной датой,

Дорогой наш шеф и главный босс!

Наша преданность, любовь к Вам - святы,

Да поможет Вам в делах Христос!

 

Целый день расписан по минутам,

Сердцу дорог каждый факультет…

Университету ректор Бутов

Новый заслужил авторитет.

 

Корифеи транспортной науки

Президентом утвердили Вас –

Так пускай же творческие муки

Больше на себя берут подчас!

 

Многогранны Вы на удивленье:

Штурман, бизнесмен, экономист...

Поздравляя нынче с днем рожденья,

Видим главное: Вы - оптимист.

 

Никогда на месте не стоите,

Для идей открыт наш общий дом:

Тянутся из-за границы нити,

Например, в престижнейший «Транском».

 

Ну, и, с Вашего благословенья,

Мы являем лик за рубежом:

Университетские мгновенья,

Словно честь, повсюду бережем.

 

Доходя до каждого студента,

Нужды чувствуя профессоров,

Даже в юбилейные моменты

Вы заботитесь о нас без слов.

 

Юбилей Ваш с юбилеем вуза

Не случайно ведь почти совпал:

Неразрывны ректорские узы

С вузом, где доверили «штурвал».

 

Чествуя и чтя Вас в день рожденья,

Пожелаем многих добрых лет,

И пускай же Бутова творенья

Всей державе принесут расцвет!

 

1 сентября 1999

 

 

 

 

 

Александру Александровичу

Сикареву, академику

 

* * *

 

С днем рождения, Учитель,

Поздравляю всей душой!

Вы на риф не наскочите

В экспедиции большой!

 

Вы прошли огонь и воду,

Шар земной «перекрестив»,

В связи делая погоду,

Жизнь науке посвятив.

 

Вы - профессор, академик

И на транспорте - член-корр…

Пусть науке больше денег

Выдаст «дядька Черномор»*!

 

Пусть здоровья Вам прибавят

Коллектив, друзья, родня,

Пусть студенты Ваши правят

Верным курсом корабля!

 

Для меня и честь, и благо

С Вами быть на корабле

И ходить под Вашим флагом

По воде и по земле!

 

Ваша жизненная веха

В середине славных лет –

Пожелаю Вам успеха,

Новых творческих побед!

 

31 августа 1997

______________________________

* - в 1997 году – премьер-министр В.С. Черномырдин

 

 

 

 

 

 

Владимиру Ивановичу Дмитриеву,

«морскому волку»,  к 60-летию

 

Мы Вас поздравляем, коллега,

Блестящий морской капитан!

Добавилось в волосы снега

И мыслей возрос капитал...

 

Вы реки, моря, океаны

Вспахали, посеяв добро, -

Признательны Вам мариманы,

Кто слов уловил серебро...

 

Ходили Вы на «Крузенштерне»,

Наполнив душой паруса,

Студентов вели курсом верным,

Вас помнит Америка вся...

 

Большой педагог и ученый,

Вы ныне – на кафедре шеф,

Идёте вперед увлечённо,

Нас юмором мягким согрев…

 

Желаем и дальше успеха

В работе, охоте, езде,

И пусть даже справа помеха

Не будет мешать Вам нигде!

 

Пускай незабвенная Вента

Почаще приносит чирка,

Пусть радует, как Президента,

Вас рыбою наша река!

 

 

 

 

 

Владимиру Емельяновичу

Онискевичу к 70-летию

 

* * *

 

Поздравляем с датой юбилейной,

Дорогой коллега, ветеран!

Вы - наставник многих поколений,

Ас речной и знатный мариман.

 

Охраняли водные границы,

Помня боль утрат большой войны,

Видели ликующие лица

С каждою победою страны...

 

Вы потом учились и учили,

В ЛИВТе Вы узнали все и всех.

Километры рек, морские мили

Приближали жизненный успех!

 

Вы бывали в странах европейских,

Нашим флагом доблестным гордясь,

От просторов и причалов невских

Вы тянули дружескую связь...

 

Нам нужны и опыт Ваш, и знанья,

От души идущее тепло, -

Так примите нынче пожеланья,

Чтоб на сердце было бы светло!

 

Радость жизни грудью всей вдыхайте,

Счастье Ваше будет пусть полней,

И года в награду принимайте

В близкий к Рождеству свой юбилей.

5 января 1999

 

 

 

 

 

Выпускникам судоводительского

факультета СПГУВКа (ЛИИВТа)

1979-го года

 

* * *

 

Вас поздравляем с юбилеем,

Давно окончившие ВУЗ!

Пусть будет крепче и сильнее

Судоводительский союз!

 

За 20 лет не раз штормило,

Познали рифы, мели вы –

И умножалась знаний сила,

Влекущая к брегам Невы.

 

На 20 лет назад вернитесь,

Морские волки, речники,

Сегодня снова оглянитесь

На золотые маяки!

 

Приходько там и Емец, Юхов

Вручали каждому диплом –

Никто тогда заморских духов

Не допускал в плавучий дом.

 

Другими стали флот и люди,

Другою стала вся страна,

Но третий выпуск помнить будем:

На то и память нам дана!

 

Диспетчер, штурман и сюрвейер,

Старпом, директор, капитан –

За этот должностной конвейер

Поднимем с гордостью стакан!

 

За то, чтоб флотская элита

Имела тысячи друзей,

За вас, выпускники ЛИИВТа,

За ваш прекрасный юбилей!

12 марта 1999

 

 

 

 

Вера в Бога, любовь и друзей

 

От причалов все дальше и дальше

Уходили на Запад суда,

Были слёзы прощанья без фальши,

Солоней, чем морская вода.

 

Бились волны о борт до рассвета,

А потом наступал полный штиль...

Моряки повидали полсвета,

Вспоминая кораблик и шпиль*.

 

Фотографии близких, любимых

Привносили домашний уют,

Запах женщины необъяснимый

В переборки сердец и кают.

 

Ничего нет в походе дороже

Веры в Бога, любовь и друзей, -

Морякам эта вера поможет

В Петербург возвратиться скорей.

 

Будут женщины ждать на причале,

Чуть припудрив дорожки морщин

И заплакав уж не от печали,

А от радости встречи мужчин!

 

 

 

 

 

Хочу гордиться русскими морями

 

Моря Европы - странные моря:

Они не пахнут крепкой русской солью.

Кто навсегда здесь бросил якоря, -

По духу русскому исходит болью...

 

Счастливая волна не поднялась,

Не накатила и не захлестнула:

Да, заграница как-то удалась,

Гостеприимством только не блеснула.

 

Считают здесь славянок и славян,

Наверное, людьми второго сорта.

Фламандцы видят каждый наш изъян

Уже на пристанях морского порта.

 

Суда давно пора бы обновить

И флагу прежнее вернуть обличье, -

Мы так боялись Запад прогневить:

«Совками» стали звать себя публично.

 

Мы обнищали духом и рублем,

И женщины подались в проститутки:

В Антверпене под «красным фонарем»

Не первые, видать, «дежурят» сутки.

 

Они как манекены за стеклом,

Чуть оживают, чувствуя клиента,

И наградят резиновым теплом

За тыщу франков даже импотента.

 

Не осуждаю западный бардак:

У нас страна вся сделалась борделем,

И зарубежный в ней простой моряк

Доволен только крепким русским зельем.

 

В хозяйстве нашем множество прорех,

И где-то мы уже в глубокой яме...

Хотя гордыня, сказывают, грех, -

Хочу гордиться русскими морями!

 

 

 

 

 

 

 

Памяти отца -

Георгия Павловича

Вишневского,

моряка, ветерана

Великой Отечественной войны

 

Семейная эстафета

     (Восточная мудрость)

 

Ты мне передал эстафету,

С небес указав верный курс, -

Прошел по морям я полсвета,

В волну обмокнув длинный ус.

 

Я помню и яхты, и шлюпки,

Когда ты в Яхт-клубе служил, -

И прошлое вижу из рубки,

Свои напрягая сто жил.

 

Тогда мы в залив выходили

И трепетно грёб я веслом-

Мои малолетние мили

Всю жизнь вспоминались потом.

 

“Лишь с первого шага дорогу

Большую откроет Аллах” –

Восточная мудрость так много

Сказала в немногих словах...

 

Отец дорогой, эстафету

Я сыну уже передал;

Пусть плавает многие лета,

Девятый не встретивши вал.

 

Пусть силой семейных традиций

Российский поднимется Флот:

Отчизна должна возродиться,

В сынах своих видя оплот.

16 мая 1999

 

 

 

 

«За тех, кто в море...»

 

Должно быть, пьют, не чокаясь, друзья

За нас, работающих в море:

Как на поминках, в третий тост нельзя,

Звеня, дразнить «морское» горе.

 

За тех, кто в море, молча пьют сейчас,

Сосредоточенность на лицах...

Друзья мои, мне очень жалко вас:

Ну, отойдите от традиций!

 

За нас побольше выпейте вина,

Произнося почаще тосты, -

В вине, как в море, истина видна:

Пить надо весело и просто.

 

И, чокнувшись, все беды отвратить

Вы сможете на дальних водах,

И звоны как связующую нить

Пошлёте нам на длинных волнах.

 

И мы тогда поддержим ваш почин,

Борясь, как вы, с нечистой силой,

И выпьем за порядочных мужчин,

Хоть маловато нас в России.

24 мая 1999г.

 

 

 

Морские Дон-Кихоты

 

Вы мне сказали: «Вдохновенно

Пишите в плаванье стихи!»

И строчки строились мгновенно

Под запах сваренной ухи...

 

Треска трещала за щекою -

Подарок моря морякам,

И мы готовы были к бою,

Подплыв поближе к “ветрякам”.

 

Быть может, мы на Дон-Кихотов

Похожи, только на морских,

И каждому из нас охота

Спасти всех Дульсиней своих.

 

В походе много испытаний

Пришлось на каждого из нас:

Я «заболел» от Швеций, Даний,

Исполнив, в принципе, наказ.

 

Покорена была стихия,

Что ни пролив, - то новый стих;

И воздух не морской вдохни я, -

Давно бы пыл души утих.

 

Вернулись мы к своим причалам:

Родные ждали берега,

Но дома нас еще качала

Нептуна сильная рука.

 

 

 

 

В циклоне

 

В гармонь сложивши волны, океан

Играет судном по небесным нотам:

Вторые сутки качечный канкан

В циклоне дирижируется нордом.

 

Порядком танец этот надоел,

Но, видно, испытания лихие –

Всех моряков божественный удел,

Путь одоленья внутренней стихии.

 

Когда утихнет страстная волна,

Душа сама запросит новой бури:

Неугомонность царская видна

В морской испытанной натуре.

 

 

 

 

Музыка любви

 

Не исчезай за горизонтом

Моих надежд, моей мечты,

Приди элегией, экспромтом

И отдохни от суеты!

 

Душой к душе прильни спокойно,

Забудь на время о часах,

Раскрепостись и телом знойным

Дай знать, что я - на небесах...

 

Отбрось уныние, печали,

Своей фантазией живи –

И на антверпенском причале

Я вспомню музыку любви...

 

 

 

 

 

Женам экипажа теплохода

«Василий Калашников»

посвящается

 

Мы всё о море да о море –

И за столом и вне стола:

О женщинах мы редко спорим,

Но все хотим, чтоб нас ждала

 

Единственная в бурном мире,

Любимая во все века,

Чтоб свет горел в ночной квартире

При возвращеньи моряка.

 

Пускай жена, в ночной сорочке,

Руками шею обовьет

И побежит на кухню срочно,

Слезинки на ходу смахнет.

 

Мы очень верим нашим жёнам,

Порою больше, чем себе,

В глазах их ищем напряженно

Доверья избранной судьбе.

 

Они не ропщут, бедолаги,

Ложась в холодную постель,

И ожидают наши флаги

В теченье множества недель.

 

Страна должна им, как на фронте,

Без нас год за три посчитать –

И наших жён, прошу, не троньте:

У них особенная стать!

 

Когда не платят нам зарплату

И дома бедствует жена, -

Должны найти мы виноватых,

Кем наша Русь заражена...

 

Кто грабит нас и наше судно

И перед жёнами в долгу, -

Нам разобраться очень трудно,

Но честь срамят на берегу.

 

За наших жён, за их терпенье

И воспитание детей

Страна должна в одно мгновенье

В защиту грудью встать своей!

 

И пусть узнает заграница:

Унизить наших жён нельзя!

В их души можно лишь влюбиться:

Благословенна их стезя...

 

Пусть свет горит в ночной квартире

При возвращеньи моряка

И пусть единственная в мире

Счастливой будет на века!

 

 

 

 

Короткая встреча

 

Мгновений встречи ожидаю,

Часы, минуты, тороплю,

В своих фантазиях витаю

И будто заново люблю ...

 

Стоим под Выборгом в заливе,

Полощет ветер черный шар*

И раздувает торопливо

В душе притушенный пожар.

 

Подняли якорь - и к причалу

Идем, скорей всего, - летим.

В походе как-то одичали

И землю чувствовать хотим.

 

Потом - комиссия на судно

Взошла, как на плавучий трон,

И очень долго и занудно

Равняла всех под наш закон.

 

И, наконец, мы - на свободе!

Мгновенья встречи тороплю,

Звезда зажглась на небосводе –

Та, под которой я люблю.

 

Две сотни вёрст лечу до дома,

Мой Питер, видно, чутко спит.

Таксисту улицы знакомы:

Он до Васильевского мчит...

 

Жена встречает на пороге,

И долгожданный встречи миг

Напоминает мне о Боге:

Бог видит всё и он велик!

 

Вознаградил меня Бог встречей –

Пускай на несколько часов –

Объятья, поцелуи, речи...

Нам не хватило сил и слов.

 

Хотя ещё и не расстались,

Мгновений новой встречи жду:

Друг другом мы не надышались,

В неделе чувствуя нужду.

28 августа 1999

 

 

 

 

    Мечты сбываются

 

Моя мечта сбылась, но через годы,

Через десятки самых бурных лет:

Иду по морю и слагаю оды,

Как молодой моряк, к тому ж - поэт.

 

Гирокомпас у нас - в меридиане,

С поправкою указывает курс...

Пою я песенку о капитане,

Но давит лет моих нелегкий груз.

 

И все же в море как-то молодею

И удивляюсь щедрости картин:

Быть может, акварелью овладею

И зарисую миг морской один.

 

Здесь нужен маринист, как Айвазовский,

Кто знает, видит волны изнутри, -

Запомнить красоту хочу чертовски

От утренней зари и до зари!

 

Когда б любимая меня спросила,

Чем удивлён, доживши до седин,

Отвечу: поразила моря сила,

Идущая из огненных глубин ...

 

Моя мечта сбылась, но через годы:

Из моря очертанья берегов

Я вижу как священный дар природы,

Творенья человеческих богов.

 

 

 

             

 

 

 

Балтика - мое начало

(«Быть или не быть...»)

 

Сегодня море, как слюда,

Своими волнами блистает,

И путь наш долгий без следа

Оно спокойно оставляет.

 

Пройдя проливом Каттегат,

Днем быстро обогнули Скаген –

Любовью к морю я богат,

Пытаясь преуспеть в отваге.

 

Пока щадит нас Скагеррак –

Не сглазить бы: не раз качало!

Душою я давно моряк,

И Балтика - мое начало.

 

Начало всех моих начал

И продолжение традиций...

Я близко чувствовал датчан

И даже видел замок Принца!

 

О, Гамлет, Гамлет дорогой,

Знакомы мне твои вопросы!

Засомневаюсь я порой:

Быть может, стоит море бросить?

 

Порою трудно мне решить,

С какой любовью оставаться:

В любви, быть может, дома жить,

С причала морем любоваться?

 

Гоню мой дуализм я прочь,

Решенье оставляя Богу,

А за бортом - вода и ночь,

Огни, зовущие в дорогу...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В морском походе

 

Я соскучился по сирени,

По глазам твоим, волосам,

Взять хочу тебя на колени

И довериться парусам.

 

Что приснилось тебе в разлуке,

Одинаковы ль наши сны?

Целовать хочу твои руки,

Обоняя запах весны.

 

Я вернусь к тебе на рассвете

Через тысячи долгих миль,

Нашу встречу бурно отметим,

А потом будет полный штиль.

 

К равновесью души и плоти

Мы стремимся после разлук,

Чтобы в новом морском походе

Одолеть шквал сердечных мук.

 

 

 

 

Птица моря

 

По Балтике идём уже три дня.

Всего «два пальца» нам до горизонта!

Язык волны касается меня

И судового нашего «бомонда».

 

Волна бьет в нос и в левый, в правый борт,

Но не меняем истинного курса:

Зайдем в ближайший иностранный порт

Для пополненья топливных ресурсов.

 

Как лоцман, нас ведет, качнув крылом,

Чуть не задев фок-мачту, птица моря –

И Песнь о Буревестнике былом

Я вспоминаю на морском просторе.

 

 

 

 

 

На рейде

 

На рейде мы стоим у Флиссингена.

По борту судна справа – «ветряки»,

Почуяв, что в погоде перемена,

Крылами размахались у реки.

 

Они, как будто птицы-альбиносы,

Должны вот-вот разбег взять и взлететь...

Но нас теченьем, ветром сильным сносит,

И не дано нам взлёт их рассмотреть.

 

Я сам хочу лететь к тебе, родная,

Нахлынувших штормов не устрашась,

Мгновения прощанья вспоминая,

Досадуя на прерванную связь...

 

Когда улягутся волненья страсти

И судно выйдет на морской простор,

Двенадцать миль еще от местной власти

Мы будем строгий чувствовать надзор.

 

Скорей вперед, в родимые пенаты!

Пересидели что-то мы в морях...

Все возвращенья памятны и святы,

Как дух Николы в наших якорях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последнее испытание

 

Я до сих пор ещё не понял

И до сих пор еще не осознал,

За что любовь мою хоронят,

За что я мучился, терпел, страдал...

 

Надеялся и в женщин верил,

Искал, искал и все-таки нашёл:

Вошел в единственные двери,

Как будто в отражение вошел.

 

И растворился в отраженье,

Как гребень пенистый в большой волне...

К чему мне новое сраженье

И поражение в «морской войне»?

 

Зачем нам привыкать к разлукам,

Зачем ходить мне в дальние моря?

Меня продолжить могут внуки,

А мне пора уж бросить якоря!

 

Хочу я верить: испытанье

В последний раз назначил мне Господь,

Готов я выполнить заданье,

Но ропщет укачавшаяся плоть...

 

Исполнено мое желанье

О дальних путешествиях морских,

Но слишком поздно: на закланье

Иных достоинств не отдать мужских!

 

 

 

 

Посвящается

т/х “Василий Калашников” и

т/х “Ладога-18”

 

 Морской гость

 

Сурово Северное море:

Свинцом волна начинена,

В вечернем сумрачном колоре

Страшна ее величина.

 

Казалось, мы так одиноки,

Забыты Богом и людьми,

Что никакие биотоки

Не прошибут сердечной тьмы.

 

И вдруг пошло к нам на сближенье

Большое светлое пятно,

Как будто с судном отраженье

Сливалось в целое одно...

 

И вот идем “катамараном”,

И курс, и скорость подравняв, -

И рубки кажутся нам храмом

Соседних двух морских держав.

 

Какое счастье! Праздник! Гости:

У капитана - капитан...

Добрососедство - в каждом тосте,

И моряку моряк - братан!

 

Стихи читали, песни пели

И стало на душе светло:

Так, побывав в святой купели,

Крещеный побеждает зло...

 

Виват, друзья, родному Флоту!

Не одиноки мы в морях:

И честь морскому доброхоту,

Что побывал у нас в гостях!

 

Борт т/х “Василий Калашников”

9 мая 1999

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лов трески

 

Почти у Скагеррака,

На банке «Огурец»,

Треску ловили с бака,

И той треске – «капец»!

 

Второй механик, боцман,

Матрос и капитан

Собрали целый социум –

Урок по ловле дан.

 

Урок для практикантов

«Как ловится треска» –

Чудесный смотр талантов

Для нового броска.

 

Броска на славный Питер,

Минуя сам Буян*,

Я трескать рыбу – лидер

Под огненный стакан...

 

Из Бельгии доселе

Мы шли порожняком,

С трескою преуспели:

Забито все битком!

 

Почти у Скагеррака

Даем мы полный ход,

Зарплаты ждем, однако,

За этот переход...

23 апреля 1999

                ___________________

       *  - остров Борнхольм

 

 

 

 

 

Михаилу Николаевичу

Оглоблину  к 44-летию

 

Идет «Калашников» по морю,

И волны лезут через борт...

Нас Витя с Мишей часто кормят.

От всей души, под высший сорт!

 

Я знаю, как бывает трудно

Держать в пути горячий цех,

Любовь к команде обоюдна –

И коков ждет большой успех!

 

Мы поздравляем нынче Мишу

Не в рядовой рожденья день:

Я две четверки в дате вижу,

Неведома Мишане лень!

 

Трудом ударным он встречает

Своеобразный юбилей –

И вся команда отмечает,

Что Миша стал еще сильней.

 

И у матросов нет вопросов:

Дерзай, наш добрый друг, дерзай!

Стань в пароходстве нашим боссом,

При встрече каждого узнай!

 

Спаси, коль сможешь, наши души

И, сколько хочешь, - проживи!

Будь счастлив в море и на суше,

Живи в достатке и любви!

30 апреля 1999

 

 

 

 

Морской «пóстриг»

 

Моя каюта - это келья,

И в келье этой я - монах,

Качаемый морской купелью

На разгулявшихся волнах.

 

Чуть больше гробика каюта,

Витает в ней священный дух

Почти келейного уюта,

И обостряется мой слух.

 

Я будто слышу страстный шепот

Мифологических сирен

И подавляю членов ропот,

Дав телу «дифферент» и «крен».

 

Любовь зовет меня на подвиг,

Душа взлетает на волне,

Но мне морской мешает «пóстриг»:

Скорей на берег надо мне!..

27 мая 1999

 

 

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

Еще раз о «Бременских музыкантах»

 

Веер волн в воде речной,

фонари:

Свет огней в реке ночной -

до зари.

И - ни дать, ни взять - цветной

сталактит,

Или змейкой золотой

свет рябит.

Мы по Везеру плывем

в тишине,

И Луна блестит рублём

в вышине.

«Музыканты Бремена» -

сувенир,

Захватил нас временно

сказки мир:

Кто о чём мечтал, держась

за осла,

Тем, кто верит в этот джаз, -

несть числа!

Ну, и я желания

загадал:

Выплыть из Германии,

господа!

В Петербург родной попасть

прямиком,

Насладиться невским всласть

ветерком,

Целовать любимую

до зари,

Погасить «счислимые»*

фонари...

Веер волн в реке ночной

светится,

В сказку добрую весной

верится.

26 мая 1999

_________________________

  *- морская терминология, используемая при измерении пройденного пути

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самоубийцы

 

Кругом «Титаники» идут,

Потенциальные «Истленды»*…

Чей будет гибельным маршрут

И кто получит дивиденды?

 

У каждого есть дух и плоть

И свой, как правило, характер:

Горячку склонные пороть

Не попадут подчас в фарватер.

 

Со встречным им не разойтись:

Толкнут в корму иль в борт таранят –

Тогда, народ, смотри, держись:

На дно отправят или ранят...

 

Но есть спокойные суда:

У них всем следует учиться

Не добираться до суда

И в доках вовремя лечиться.

 

Суда похожи на людей,

Как на хозяина - собака...

Судовладелец, коль злодей,

То он заслуживает «фака»!

 

Что делать, коль «удобен флаг»

Чужой страны - судовладельцу?

Своей державе кто он - враг

Иль патриот такой, как Ельцин?

 

Кто за бесценок продал Флот,

Как будто в рабство заграницу?!

Мне кажется, что Флот идет

Самостоятельно топиться...

26 мая 1999

__________________________

  *  - речной пароход, затонувший у причала в Чикаго в 1915 году

 

 

 

Польдеры Норд-Брабанта

 

Есть дивный остров Норд-Брабант

На укрощаемом Маасе:

Стоит он крепко как гарант

Покоя на голландской трассе.

 

Река течет, река бурлит,

Грозя поселкам затопленьем,

Но ощетинившийся вид

Имеют острова строенья.

 

Валы земли и здесь, и там –

Любви земной в них скрыта тайна:

Им имена прекрасных дам

Даны, уверен, не случайно.

 

Есть польдер Анны, например, -

Что зашифровано в названье?

Кому волнующий барьер

Поставлен дамой при свиданье?

 

Я покидаю Норд-Брабант,

Но остаются все ж вопросы:

Любовью держится талант

Или любовь таланта просит?

 

Кем был влюбленный человек,

Свою лелеявший Лолиту,

От моря и разгула рек

Соорудивший ей защиту?

 

Остался остров за кормой –

Прощай, Сентрале-Инстекхавен*!

Плыву в Россию я, домой,

Где вал Лефортовский лишь славен...

25 мая 19

________________________

* - одна из гаваней вблизи г. Мурдейка

 

 

 

Низкая страна

(Есть у нас еще иконы)

 

Известны три названия страны,

Куда мы долго шли морями.

Казалось, представления верны

И нет причин случиться драме...

 

Подняли на фок-мачту ихний флаг:

Как говорится, все чин-чином.

И, наконец, весь путь отмерил лаг:

Пришли в Голландию мужчины!

 

Волненье пред швартовкой, суета:

Чем встретит нас страна тюльпанов?

В какие нарядиться нам цвета

И что пить будем из стаканов?

 

Великий Пётр учился мастерству

Давно у здешних корабелов –

Теперь же по какому колдовству

Начальство порта оробело?

 

Не разрешили нам покинуть борт,

Полюбоваться Роттердамом –

Ну, как не плюнуть тут на Европорт,

И что мы скажем русским дамам?!

 

Пришли на Нидерланды посмотреть,

Металлами помочь фламандцам...

Отныне я зарекся: в Пэй-Ба* впредь

Руки я не подам поганцам!

 

Воистину здесь “Низкая Страна”,

И низменны ее законы:

Бал унижений правит Сатана,

Но есть у нас еще иконы

__________________________

* - Pays-Bas - Страна-Внизу – ниже уровня моря

 

 

 

 

 

Л.С. Тихоновой

 

В поисках счастья

 

Вы так вдохновенно молились,

Признавшись, что очень грешны!

Очистились, и сохранились,

И с церковью стали дружны.

 

Открылись Вам светлые дали

Каких-то душевных глубин,

Вы многое в жизни видали

И поняли, кто властелин.

 

Вы щедро даете на храмы:

На Вас снизошла благодать-

И боль отступила от мамы,

Пришел Бог на помощь, видать...

 

Вы ищете счастью замену,

Причастьям себя подчинив,

Иконы развесив по стенам,

Молитв повторяя мотив.

 

Служение Богу - стиль жизни,

И Бог в Вашем имени есть:

Земной и небесной Отчизне

Любовью оказана честь!

 

А счастье, должно быть, за морем;

Куда день и ночь я плыву,

Теряя счёт утренним зорям,

Но помня и Вас, и Неву...

 

 

 

 

 

Адмирал

 

Ты прошел по морям много миль,

В странах жарких, холодных бывал,

Под собою отважный твой киль

Футов семь ощущал в штиль и шквал.

 

Припев:

Адмирал, адмирал, адмирал,

Подари золотистый коралл,

Остров счастия мне подари,

О любви говори, говори!..

 

Ожидала тебя много лет-

И в чарующих сладких речах

Открывался мне блеск эполет,

Солнце, ветер и соль на плечах...

 

Припев

 

Я ревную тебя к кораблям,

И к морям я ревную тебя,

Но всегда предпочту королям,

Беззаветно, всем сердцем любя!

 

Припев

 

 

 

 

 

Не бросать якоря!

 

В этом море ночном

вижу море огней,

Кто о чем, кто о чём, -

я же только о ней

Думы думаю всë,

сердцем рвусь повидать,

Но корабль мой несет,

и кругом - моря гладь...

 

Припев:

Земля, земля -

маяки, маяки,

Не сойдут с корабля,

моряки, моряки...

 

 

Недоволен собой,

сколько помню себя,

Мой сердечный прибой -

это гул корабля,

А морские огни-

вспышки глаз дорогих!

Провожают они

и встречают других.

 

Припев

 

Я вернусь, я вернусь,

несмотря на циклон,

Глаз любимых коснусь,

а в ответ - лишь поклон.

И во взгляде прочту:

“Не бросать якоря!” -

Не довел я мечту,

видно, до алтаря...

 

 

 

 

Прощание с сигналом SOS

 

Прощай, сигнал “Спасите наши души”!

Как старый добрый конь, ты отслужил.

Приняв тебя на море и на суше,

Моряк на выручку стремглав спешил.

 

Три точки, три тире, ещё три точки

Столетие тревожили людей

Сильней, чем поэтические строчки,

Чем лозунг и призыв любой, - сильней.

 

Прощай, сигнал! Теперь другое время,

Другая техника решит вопрос

Спасения на море, будто в стремя

Младого скакуна вступил колосс.

 

Система мощная Глобальной связи

Кейпроллеров* готова одолеть

И во всемирном дьявольском заказе

В морях разрушить киллерскую сеть...

 

Прощай сигнал! Тебя как ветерана

Списали на заслуженный покой-

Потом узнаем, рано иль не рано

SOS отказались выстучать рукой....

_____________________

 * - Волны - убийцы

 

 

 

 

Капитану судна «Волго-Дон»

Павлу Меркулову и его команде

 

Морей и рек прошли немало:

И шлюзы были и туман,

Рулетное доели сало,

Допили с горечью стакан.

 

Латаем дыры «Волго-Дона»,

Подкрасить надо здесь и там –

Тогда лицом родного дома

Не отпугнем ростовских дам.

 

Да, впереди Ростов – наш папа –

Нам за труды воздаст сполна:

С цветами встретят нас у трапа,

И женщины нальют вина.

 

Сродни морской пивная пена,

Но предпочтем мы водку пить –

И Дон нам будет по колено,

И всех захочется любить!

 

А наше золото лесное

Заморский гость возьмет на борт –

И сердце речника заноет:

Россия душу продает…

 

Когда-нибудь полезем в драку

За наше каждое бревно

И турок будем ставить р…,

Как предки делали давно.

 

И современными судами

Разбогатеет Флот речной,

И вновь с прикрытыми задами

Ходить мы будем за мечтой…

6 июня 1998

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таллиннский причал

 

Чем дышит море - грудью, животом?

Мужское или женское начало

Нас на руках своих вчера качало,

На берег тихий высадив потом?

 

Живое, без сомнений, существо

С характером нордическим, пожалуй,

Порой волною било как кинжалом,

«Осерив» мозговое вещество.

 

О, море, море, здравствуй и прощай!

Крылом волны махни мне: до свиданья,

И пеной раствори мои страданья,

И норов свой скорее укрощай!

 

Не трогай мой последний пароход

И водяной стеной не засти солнца,

И не губи во мщении эстонца,

Как это было раньше, в скорбный год!

 

В молчанье скорбном Таллиннский причал

Хранит воспоминанья о пароме,

Как о морском многоквартирном доме,

Познавшем бездны вечную печаль.

 

На берегу мы дальше от небес:

Морская бездна все же ближе к Богу...

Я не спешу в последнюю дорогу

И пропускаю лондонский мой рейс.

3 июня 1999

 

 

 

 

Таллиннский причал

 

Чем дышит море - грудью, животом?

Мужское или женское начало

Нас на руках своих вчера качало,

На берег тихий высадив потом?

 

Живое, без сомнений, существо

С характером нордическим, пожалуй,

Порой волною било как кинжалом,

«Осерив» мозговое вещество.

 

О, море, море, здравствуй и прощай!

Крылом волны махни мне: до свиданья,

И пеной раствори мои страданья,

И норов свой скорее укрощай!

 

Не трогай мой последний пароход

И водяной стеной не засти солнца,

И не губи во мщении эстонца,

Как это было раньше, в скорбный год!

 

В молчанье скорбном Таллиннский причал

Хранит воспоминанья о пароме,

Как о морском многоквартирном доме,

Познавшем бездны вечную печаль.

 

На берегу мы дальше от небес:

Морская бездна все же ближе к Богу...

Я не спешу в последнюю дорогу

И пропускаю лондонский мой рейс.

3 июня 1999

 

 

 

Таможня в Прибалтике

 

В моих стихах есть серебро,

А между строчек - злато...

Таможня выдаст мне «добро»,

Таможни слово - свято...

 

Прибалтику давно люблю:

В Прибалтике родился,

Себя на мысли я ловлю,

Что здесь бы пригодился.

 

Да, здесь умеют уважать

Всех, ценящих культуру,

Не станущих изображать

Надменную фигуру.

 

Живешь в народе - знай язык,

Историю народа

И, если жить в стране привык,

Возвысься честью рода!..

 

Впервые я среди гостей –

Эстонская таможня

Меня проверит без затей,

Поймет: мне верить можно!

 

Простит, надеюсь, все грехи

За честь и уваженье

И примет в дар мои стихи

Как мудрое решенье!

30 мая 1999

 

 

 

 

Воспоминание

 

Когда осыплются каштаны,

И ветер листья оборвет,

Я вспоминать не перестану

На берегу янтарный грот...

 

Я в разговорах торопился,

Спешил всё сразу рассказать.

Мелькали ноги, руки, лица –

И приглашали нас плясать.

 

И на мосту мы песни пели,

И было просто хорошо:

Забыты были рифы, мели –

Не просыпаться бы еще!..

 

И стерты грани сна и яви,

Волшебный лоцман у руля, -

Наверно, я, от счастья пьяный,

Стал капитаном корабля.

 

 

 

 

У Черной речки, на заливе

 

У Черной речки, на заливе,

Я молодел день ото дня

И ощущал себя счастливым:

Вновь Бог к любви призвал меня!

 

Мне море было по колено,

Ласкала тина стопы ног,

И голову морская пена

Кружила, как вина глоток.

 

Стонали чайки от восторга,

Душа парила над волной,

И Солнце, вырвавшись с Востока,

Сияло радостно со мной

 

Нет, не прошла пора признаний,

Нельзя и жить, не долюбив

И мрачных не сменив названий

Всех рек, впадающих в залив.

 

Зеленый цвет остался в силе,

Смешались люди и леса...

Прекрасна Балтика в России,

В любви являя чудеса!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

* * *

Желая Флоту благоденствия,

За тех, кто в море, снова пьем,

В шторма чтоб не терпели бедствия

Благословленные Петром!

 

 

 

 

Туман блокады

 

Мороз. Туман седой парит

над ледяной Невой,

Береговой гранит хранит

туман блокады той.

С тех пор прошли десятки зим –

течёт Нева, течёт,

Теперь тогдашним молодым

блокадникам почёт.

 

Пришлёт открытку Президент,

и сотней наградят,

И благодарности момент

заснимет аппарат,

Вручат гвоздичку иль букет,

концерт еще дадут

И даже, может быть, банкет,

а вечером салют…

 

Как будто нет блокады, нет:

снята давно, снята,

Но есть среди её примет

старушка у моста.

Стоит с протянутой рукой

и просит дать поесть –

Не смыть ведь ни одной рекой

реалии, что есть.

 

Гуманный Запад помогал,

и помощь всем видна:

Есть белый «нал», есть чёрный «нал»,

в наложницах страна.

У нас блокадный пенсион –

для всех властей позор,

У них - благоволит закон

к тому, кто жив с тех пор.

 

Безбедно жить, и Петербург

под старость посещать

Способен наш немецкий друг,

кого должны прощать...

Мой дед был истый патриот:

«Наш город не сдадим!»

Как будто с Пулковских высот

он видел: победим!

 

Погиб он первой же зимой

под самый Новый год,

Трёх дочерей отправив в бой

на выщербленный лед.

Мороз. Туман седой парит

над ледяной Невой,

Береговой гранит хранит

туман блокады той.

 

С тех пор прошли десятки зим –

течёт Нева, течёт,

Теперь тогдашним молодым

блокадникам почет.

Но многих нет уже давно,

и тают их ряды –

России, видно, не дано

спасти их от беды...

 

 

 

 

* * *

Дарю тебе цветы живые,

Волны прибрежной кружева,

Ночей огни сторожевые –

Все, чем душа моя жива.

 

 

 

* * *

Море землю обнимает,

Страстно волнами ласкает

И любовью нежной греет,

Разгоняя кровь быстрее...

 

 

 

* * *

Поздравляю, сынок, с днем рожденья,

С рубежом восемнадцати лет!

Пожелаю заветных свершений

И во имя Отчизны побед!

 

Пожелаю тебе, мой любимый,

Чтоб под килем нормальный был ход,

Чтоб тобой проходимые мили

Прославляли Российский наш Флот!

 

Пожелаю здоровья и званий,

Возвращенья к родным берегам,

Всесторонних практических знаний,

Без которых нельзя морякам!..

4  мая 1985

 

 

 

Сыну

 

Поздравляю с юбилеем!

Не телком будь, а Тельцом,

Будь удачливей, смелее,

Будь счастливейшим отцом!

 

Дал тебе я жизнь и имя

Три десятка лет назад.

Ты - достойнейший, вестимо,

Для побед и для наград.

 

У тебя жена «морская»,

Носишь сам каплейский чин –

Сила будет пусть мужская

Океанских величин!

 

И блестящая карьера

Пусть сопутствует всегда,

И любовь, надежда, вера

Множат пусть твои года!

4 мая 1997

 

 

 

 

Левону Атояну

 

* * *

 

Поздравляю с Юбилеем!

Счастлив будь уже сейчас,

Одолев и риф, и мели,

Празднуй звание "капраз"!

Получи и катээна,

Будь здоров, семье привет,

Берег пусть, волна и пена

Берегут тебя 100 лет!

14 сентября 1989

 

 

 

А.Л.Г.

* * *

Годы катятся навстречу –

45 еще не вечер:

Говорят, что в 45

"Девы" ягодки опять.

 

Золотит пусть листья осень,

Бизнес пусть плоды приносит,

Пусть не целит бес в ребро,

Ус окрасив в серебро.

 

Будут пусть машины, дача,

Пусть сопутствует удача,

Береги и берегись,

Позови и отзовись!

 

Бьет ключом пусть жизнь мирская,

И душа твоя морская

Пусть раскроется до дна,

Счастье чтоб принять сполна!..

14 сентября 1994

 

 

 

 

Там, на вершине всех вершин

 

Там солнце греет лишь слегка,

И ветер «кипятит» снега,

И на дыбы до звёзд встает

Пред кораблём полярный лёд.

 

Там океан, как прежде, лют,

Но снова к полюсу идут

Любовью к Родине сильны

России верные сыны.

 

Там шли Русанов и Седов –

В холодном небе слёзы вдов,

И леденящий обелиск,

И новый свет, и новый риск.

 

Там, на вершине всех вершин,

Знамёна доблестных дружин,

И покаяние снегов,

И озарение веков...

 

 

 

 

Наследники

В сугробы закутаны крыши,

Запутаны чьи-то следы,

Антенны морзянкою дышат,

Кругом - говорящие льды.

И лёгким таким перебором

По сердцу призывно пройдясь,

Уносится к полюсу бора –

И снова выходят на связь

Наследники тех экспедиций,

Чьи шхуны, затёртые льдом,

Теперь помогают пробиться

В далекий наш северный дом...

На трапе покажется сменщик,

Полярником станет не вдруг.

Ему оставляю все вещи –

С собою возьму пару вьюг.

 

 

 

Речка Гусь

Августовская пора –

Тридцать градусов жара –

Пожелтели огороды,

Обмелели в речке броды,

Будто мумии - грибы,

Вот бы дождичка кабы!..

И мотаю я на ус:

У воды особый вкус,

По парному молоку

Гусь плывет в реку Оку.

Речка Гусь! - коровы, гуси

На брегах её пасутся.

Шёл здесь раньше лесосплав,

А теперь спокойный нрав:

В заводь щука, линь войдёт –

И корзиной лов идёт.

Только в речку окунусь –

И меня хватает гусь.

Августовская пора –

Тридцать градусов жара...

Наводняйся, речка Гусь,

Очищай в купели Русь!

 

 

 

Прибрежный пейзаж

 

Спокойно и гордо стояла стена –

Красивые, стройные сосны.

На воинов-женщин похожа она,

Обрезавших длинные косы...

Ничейной землею полоска песка

Меж морем и бором лежала.

И здесь, затерявшись, немая тоска

Песчинкою тихо дрожала.

1966

 

 

 

Любимой

 

* * *

Ты полюби меня надолго,

На все земные времена,

Пока не вытечет вся Волга

И не исчезнут письмена!

 

 

 

* * *

Годы летят, остаются мгновенья –

Я поздравляю тебя с днем рожденья!..

Звездные дали, глубины морские,

Жаркие речи и битвы мужские –

Пусть это вечное мира движенье

Радует душу твою в день рожденья!

 

 

 

 

Мэру Сестрорецка

Владимиру Константиновичу

Скорнякову посвящается

 

Осенний юбилей

(к 285-летию Сестрорецка)

 

Воистину воинственна идея

Рожденья града на реке Сестре –

И Сестрорецк в салютах юбилея

Гордится тем, что создан при Петре.

 

Осела пыль почти что трёх столетий,

Завод Петра свой профиль поменял:

Винтовок нет, и нынче в новом свете

Мне видится тогдашний арсенал.

 

От мастеров курортной «оружейки»

Разливом пахло и еще - войной,

И слава Мосина и трёхлинейки

Была на самом деле мировой.

 

Война курорт немало сотрясала,

Трёх революций здесь прошли дожди:

Не сохранилось у воды Курзала,

Зато стоят гранитные вожди.

 

Творили здесь и славно отдыхали

Куприн, Шаляпин, Ленин, Горький, Блок,

Пытаясь разглядеть за далью дали,

Где дубом станет маленький дубок.

 

Шумят дубы у Финского залива,

Опять не утихает дачный «бум»,

Изыски строек новых жилмассива

Наводят много фантастичных дум.

 

Я вижу радуги двойной сиянье

И радость слышу под её дугой,

Пытаясь мерить расстоянье

До счастья в новой жизни дорогой.

 

Да, станет город здравницей народной,

Ему под силу мировой масштаб,

В нём буду я поэтом самым модным

Как городской словесности прораб.

 

Я вместе с Сестрорецком юбилею,

Желая жителям его добра,

И волны памяти о нем лелею,

Когда приходит осени пора.

Август 1999,

Сестрорецк - Санкт-Петербург

 

 

 

 

Из Ш. Бодлера

(пер. с французского)

 

Экзотический аромат

 

Когда слипаются глаза

 в осенний душный вечер,

Я снова вижу счастья моего причал,

Под монотонным солнцем

 трепещущий огнем.

 

Ленивый остров,

 куда забросила природа

Чудесные деревья и вкусные плоды,

Мужчин с красивой статью

И женщин, взгляд которых

волшебным откровеньем полон...

 

О, остров, запахом твоим влекомый,

Я вижу в гавани толпу из мачт и парусов,

Уставшую от волн.

 

И тамариндовых деревьев аромат,

Который в воздухе витает,

Душе моей напоминает

Островитянку нежную в матросской блузе.

 

 

 

 

Знать всё о немногом и немного обо всём

Коммерческое использование материалов сайта без согласия авторов запрещено! При некоммерческом использовании обязательна активная ссылка на сайт: www.kruginteresov.com