РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов
Э. Ковалерчук Геофизическая концепция Грэма Хэнкока в исследовании истории мировой цивилизации Доклад на Семинаре "Философские проблемы современной науки им. проф. Е.Е. Ковалёва" 06.01.2005 года.
﷯В этом докладе мне хотелось бы привлечь ваше внимание к концепции английского исследователя Грэма Хэнкока, книги которого могут восприниматься одними читателями как результат добросовестных исследований, а другими как плод великолепной мистификации. Онако в обоих случаях соответствующая оценка должна быть, по меньшей мере, не предвзятой. В процессе подготовки к реферату я решил сделать небольшую проверку путём поиска в Интернете. Научные авторитеты, на которые ссылается автор, как оказалось, достаточно известны: это Роберт Бьювел, Колин Уилсон, Дэнон Энтони Уэст, Чарлз Хэпгуд, Джорджо де Сантильяна Джейн Б. Селлерс и другие. Однако в любом случае я прошу принять во внимание, что я буду докладывать не свои соображения, а лишь реферативно излагать прочитанные мною материалы. Ключевым звеном цепи рассуждений в концепции Хэнкока, как мне представляется, является явление прецессии земной оси. Описание этого общеизвестного явления дано автором настолько ясно и убедительно, что не треб﷯овало бы даже отражения в реферате, если бы не являлось, как уже было сказано, ключевым. Как известно, Земля, вращаясь вокруг своей оси и двигаясь по почти круговой орбите вокруг Солнца, имеет наклон оси вращения по отношению к плоскости орбиты около 23,5°. С этим наклоном связана смена времён года. В астрономической литературе пользуются также понятием угла наклонения эклиптики к небесному экватору. Поскольку эклиптика – это большой круг, образуемый пересечением плоскости земной орбиты с небесной сферой, а небесный экватор является проекцией земного экватора на небесную сферу, то совершенно очевидно, что угол наклонения эклиптики к небесному экватору составляет те же 23,5°. Подобно волчку, конец оси вращения совершает круговые движения в направлении обратном направлению вращения Земли. Это вращательное движение конца земной оси называется прецессией. Прецессия - процесс очень медленный. Полный цикл прецессии составляет 25776 лет. Прецессия – явление не случайное и объясняется законами небесной механики. ﷯Дело в том, что под довольно тонким слоем земной коры находится, как известно, горячая магма. Поэтому про нашу планету иногда говорят, что она напоминает бумажный мешок с мёдом или патокой, который одновременно вращается вокруг своей оси с экваториальной скоростью 1700 км/час и носится по орбите со скоростью 110000 км/час. Вращательное движение создаёт, разумеется, значительные центробежные нагрузки, и они, как показал в XVII веке сэр Исаак Ньютон, вызывают разбухание этого бумажного мешка на экваторе, что приводит к сплющиванию его у полюсов. «Поскольку Земля сплюснута, - объясняет Британская энциклопедия, - притяжение Луны стремится так наклонить земную ось, чтобы она стала перпендикулярна лунной орбите; в меньшей степени это относится к Солнцу». В то же время раздутость экватора (дополнительная масса) действует подобно ротору гироскопа и старается удерживать положение оси. Последнее утверждение Хэнкок приводит уже без ссылки на Британскую энциклопедию, но, согласитесь, что от этого оно не становится менее убедительным. Итак, гироскопический эффект не даёт притяжению Луны и Солнца сдвинуть земную ось вращения. Однако усилия достаточно велики, чтобы заставить ось прецессировать, т.е. медленно покачиваться по часовой стрелке, в направлении противоположном вращению Земли. Концы оси при этом оказываются поочерёдно направленными на различные звёзды в полярных широтах Северной и Южной небесных полусфер. Это перемещение носит регулярный и предсказуемый характер и может быть сравнительно легко рассчитано при помощи современной вычислительной техники. Если сегодня северный конец оси нацелен на звезду Альфа в созвездии Малой Медведицы, которую мы называем Полярной Звездой, то в 3000 году до нашей эры роль Полярной Звезды играла Альфа Дракона, а через 12000 лет это будет Вега Малой Медведицы. Всё это, разумеется, достаточно хорошо известные истины и, вероятно, не следовало бы их здесь повторять, если бы не то обстоятельство, что без них невозможно в должной логической последовательности изложить умозаключения Грэма Хэнкока. Мы уже говорили об эклиптике, в связи с чем нелишне напомнить, что примерно по 7о к северу и к югу от неё расположен звёздный пояс, состоящий из двенадцати зодиакальных созвездий: Овен, Телец, Близнецы, Рак Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец, Козерог, Водолей и Рыбы. Эти созвездия имеют разные размеры, очертания и состав, но, тем не менее, благодаря счастливому случаю, они распределены вдоль эклиптики достаточно равномерно, чтобы придать вид космического порядка ежедневным восходам и закатам. Наблюдая за восходами Солнца, давно замечено, что точка восхода день за днём как бы перемещается с востока на запад и примерно каждые тридцать дней Солнце постепенно как бы переходит из одного зодиакального созвездия в другое. Легко представить себе, какое впечатление на древних людей производило это регулярное движение светил. Легко понять также, почему четыре ключевых момента в году – весеннее и осеннее равноденствия, зимнее и летнее солнцестояния – повсюду считались особенно важными. Ещё большее значение придавалось совпадению этих точек с зодиакальными созвездиями. Но самым важным почиталось созвездие, в котором Солнце восходит в день весеннего равноденствия. Причём именно древние обнаружили, что в результате прецессии земной оси это созвездие не является фиксированным, а честь «принять» или «нести» Солнце в день весеннего равноденствия очень, очень медленно переходит от одного зодиакального созвездия к другому. Итак, явление прецессии, как уже было сказано, замечено давно. Вопрос в том, как давно. Вот с этого вопроса и начинается то, что является по существу предметом исследований Грэма Хэнкока. Если до сих пор мы говорили о вещах достаточно хорошо известных и довольно тривиальных, то в ответе на вопрос: «как давно люди заметили явление прецессии?» скрыта, по словам Хэнкока, большая тайна прошлого. Когда древние додумались до прецессии? Прежде, чем попытаться проникнуть в эту тайну, автор предлагает ознакомиться с официальной установкой. Для этого он снова обращается к Британской энциклопедии, которая как кладезь исторической мудрости ничем не хуже других, и вот что в ней говорится об учёном Гиппархе, предполагаемом первооткрывателе прецессии: «Гиппарх (родился в Никее, Битиния; умер после 127 года до н.э. на острове Родос), греческий астроном и математик, который открыл прецессию равноденствий… Это выдающееся открытие было результатом кропотливых наблюдений, порождённых острым умом. Гиппарх наблюдал положение звёзд, а затем сравнивал их с полученными за 150 лет до этого данными Тимочария из Александрии и с ещё более ранними результатами вавилонских наблюдений. Он обнаружил, что звёздные долготы различались, причём разница превышала погрешность наблюдения. В результате он предложил объяснять эту разницу прецессией и оценил её годичную величину в 45 или 46 угловых секунд. Это очень близко к принятой в настоящее время величине 50,274 угловых секунд…» Годовое изменение в 50 с небольшим секунд так мало, что потребуется примерно 72 года (целая человеческая жизнь), чтобы равноденственное Солнце сместилось по эклиптике всего на один градус. Именно из-за трудности измерений результаты, полученные Гиппархом во II веке до н. э., объявлены в Британской энциклопедии «выдающимся открытием». Представлялось ли бы это открытие столь же выдающимся, если бы оказалось, что оно сделано повторно? Как бы отвечая на этот весьма интригующий вопрос, Хэнкок в одной из своих книг, которую он назвал «Следы богов», подробно и довольно глубоко анализирует древнюю мифологию различных народов, населяющих или населявших ранее далеко отстоящие друг от друга регионы нашей планеты. При этом он опирается на исследования американского профессора Джорджо де Сантильяны и профессора истории науки из Франкфуртского университета Герты фон Дехенд. Результаты исследований этих учёных изложены в их совместном оригинальном труде о древних мифах под названием «Мельница Гамлета». Сопоставляя мифы шумеров и древних египтян, ацтеков и инков Южной Америки и предшествовавших им ольмеков, древнегреческие и скандинавские мифы, авторы, во-первых, отмечают их удивительную универсальность по фабуле повествования, по ролям персонажей, а также, что особенно важно, по характеру описываемых катаклизмов; во-вторых, обращают внимание на обилие числового материала, который также характеризуется удивительной универсальностью. Рамки реферата не позволяют подробно излагать содержание этих мифов, отметим только, что во всех этих мифах присутствует описание великого потопа, спасение отдельных людей (героев, богов) на плавсредствах (лодка, ковчег, ящик) и на вершинах гор; всюду присутствуют образы переворачивающихся земли и неба, и водовороты, и мешалки, и свёрла и прочие вращающиеся и перемалывающие устройства. Как утверждают Сантильяна и фон Дехенд, подобные образы относятся к небесным объектам и описываются отточенным научным языком архаичной, но «весьма изощрённой» астрономии и математики. Откуда мог придти такой язык? Авторы говорят, что научный язык или шифр, который им удалось идентифицировать, относится к периоду не менее 8000 лет назад и к «некоей почти невероятной цивилизации, которая первой поняла мир, как нечто созданное в соответствии с числом, мерой и весом». Исследуемые мифы, как говорилось, изобилуют числовым материалом. Вот пример, норвежское предание о конечном апокалипсисе повествует о том, как силы Валгаллы выступают на стороне порядка, чтобы участвовать в последней ужасной битве богов: В стенах Валгаллы есть дверей 500 И 40 к ним ещё, я полагаю. Из каждой двери выйдет 800 Бойцов, на битву с Волком поспешая. Первое, к чему легко побуждает этот стих – подсчитать общее количество воинов Валгаллы: ( 500 + 40 ) x 800 = 432000. Это число, как мы увидим далее, математически связано с явлением прецессии. Археоастроном Джейн Б. Селлерс, которая изучала египтологию в Чикагском университете, – одна из немногих серьёзных учёных, занявшихся проверкой гипотезы, выдвинутой Сантильяной и фон Дехенд в их «Мельнице Гамлета». Она обратила на себя внимание тем, что призвала использовать данные астрономии, и в особенности те, что связаны с прецессией, для полноценного исследования Древнего Египта и его религии. Говоря её словами, археологам, как правило, не достаёт понимания прецессии, а это влияет на их выводы относительно древних мифов, древних богов и ориентации древних храмов. Селлерс утверждает, что миф об Осирисе сознательно зашифрован набором ключевых чисел, которые являются «чрезмерным грузом» с точки зрения повествовательной, но образуют некую счётную программу, позволяющую определить удивительно точные значения следующих параметров: 1. Время, необходимое для смещения точки восхода Солнца в день весеннего равноденствия на один градус по эклиптике. 2. Время, которое требуется Солнцу, чтобы пройти целый зодиакальный сектор (тридцать градусов). 3. Время, которое требуется Солнцу, чтобы пройти два полных зодиакальных сектора (шестьдесят градусов) 4. Время, которое требуется для Великого возврата, т.е. для того, чтобы Солнце прошло 360 градусов по эклиптике, завершив тем самым
 полный цикл прецессии, или так называемый Большой год. Числа, связанные с прецессией, на которые Селлерс обратила внимание в мифе об Осирисе, это 360, 72, 30 и 12. Большей частью они находятся в разделе мифа, сообщающего нам биографические подробности различных персонажей. Вот как кратко изложил это Э.А.Уоллис-Бадж, хранитель египетских древностей в Британском музее: «Богиню Нут, супругу бога Солнца Ра, полюбил бог Геб. Когда Ра раскрыл эту интригу, он выбранил жену и провозгласил, что она не сможет родить ни в один из месцев года. Тогда бог Тот, который тоже питал к Нут нежные чувства, выиграл у Луны пять дней, которые присоединил к 360 дням, из которых в то время состоял год. В первый же из этих пяти дней был рождён Осирис; в момент его рождения некий голос провозгласил, что родился бог созидания». Обратите внимание на то, что египтяне прекрасно знали, что земной год, т. е. полный оборот Земли вокруг Солнца состоит не из 360, а из 365 дней, т. е. полных оборотов Земли вокруг своей оси, однако при этом в тексте мифа упорно отделяли от этого числа пять дней, оставляя отдельным круглое число 360. Кстати деление круга на 360 градусов уже применялось древнеегипетскими астрономами и геометрами. Спрашивается, почему именно триста шестьдесят, а не, например 480? Или 240? Ведь эти числа тоже были бы кратны числу зодиакальных созвездий. Так нет ведь: именно триста шестьдесят! Причём эта система расчётов, как и все остальные знания древних египтян в области астрономии, математики, архитектуры и строительства, земледелия и во всех прочих областях, письменность, например, причём сложившаяся уже и не претерпевшая впоследствии почти никаких изменений, появились в Египте как-то внезапно и сразу. По крайней мере, египтологи до сих пор не обнаружили никакого процесса эволюции знания. В современной традиционной научной хронологии Древнего Египта переход от первобытно-общинного строя каменного века к высокоразвитой цивилизации происходит как бы скачкообразно. Однако, это предмет отдельного разговора, а пока вернёмся к мифу об Осирисе. Ещё в одном месте миф сообщает, что 360-дневный год состоит из 12 месяцев по 30 дней каждый. И вообще, по наблюдениям Селлерс, «используются фразы, провоцирующие расчёты в уме и привлекающие внимание к числам». Кроме показанных трёх прецессионных чисел: 360, 12 и 30 позднее в тексте мифа встречается четвёртое, пожалуй, самое важное число 72. Наиболее полно этот миф изложен у Плутарха, который рассказывает, что эта загадочная личность принесла своему народу дары цивилизации, обучила его многим полезным ремёслам, покончила с людоедством и человеческими жертвоприношениями и даровала людям первый свод законов. Однако против него возник заговор семидесяти двух придворных во главе с его шурином по имени Сет. Далее следуют подробности жестокой, но довольно странной расправы: вопреки обычным для варваров методам убийства, Осириса обманом укладывают в некий ковчег, герметизируют в нём и пускают по Нилу, после чего следует волшебное его воскрешение силами его жены богини Исиды. Правда такой необычный способ расправы и последующего спасения встречается во многих последующих мифах и сказках: И Моисея младенцем спускали по Нилу в лодке, и даже у Пушкина в Сказке о царе Салтане фигурирует тот же способ. Но гораздо более поразительными выглядят совпадения в мифах о египетском Осирисе с одной стороны и южноамериканском Виракоче – с другой. Несмотря на значительные расхождения между соответствующими преданиями, оба, как ни странно, имеют следующие общие черты: - оба были великими просветителями; - против обоих был организован заговор; - оба были сражены заговорщиками - оба были упрятаны в некое вместилище или сосуд; - обоих бросили в воду; - оба поплыли по реке; - оба в конце концов достигли моря. Следует ли считать такие параллели простым совпадением, или между ними существует связь? Вопрос остаётся открытым. Но мы вернёмся к прецессионному числу 72. Имея это число, фигурирующее в мифе как число заговорщиков, Селлерс предлагает, фигурально выражаясь написать и запустить компьютерную программу: 12 – число зодиакальных созвездий; 30 – число градусов вдоль эклиптики, соответствующее каждому созвездию; 72 – число лет, которое требуется, чтобы Солнце в день равноденствия сместилось в результате прецессии на один градус по эклиптике; 360 – общее число градусов в эклиптике; 72 х 30 = 2160 – число лет, за которое Солнце полностью проходит одно из зодиакальных созвездий; 2160 x 12 = 360 x 72 = 25920 – число лет, образующих один цикл прецессии. Возникают в текстах мифов и другие числа и их комбинации, например: 36 – число лет, необходимое Солнцу, чтобы его положение в день равноденствия сместилось на полградуса; 4320 – число лет, которое требуется, чтобы Солнце в день равноденствия сместилось в результате прецессии на шестьдесят градусов, т.е.прошло два зодиакальных созвездия. По мнению Селлерс, эти числа – основные компоненты прецессионного кода, которые появляются вновь и вновь со сверхъестественной настойчивостью в древних мифах, а также в культовой архитектуре. К последнему обстоятельству, а именно к культовой архитектуре мы ещё вернёмся. Значащие части основных чисел из перечисленного ряда остаются в текстах мифов, как правило, неизменными, но при этом наблюдается произвольное перемещение вправо и влево десятичной запятой и использование всевозможных математических преобразований (суммирование, умножение, деление, формирование дробей). Так мы наблюдали суммирование в норвежском мифе о Валгалле, где к 500 дверям прибавлено ещё 40, в результате чего число воинов Валгаллы оказалось равным 432000. Перенеся здесь запятую на два знака влево, мы получим число лет, за которое Солнце в результате прецессии проходит два зодиакальных созвездия. Если гипотеза Селлерс о том, что в миф об Осирисе были сознательно заложены исходные данные для расчёта прецессии равноденствий, правильна, то перед нами оказывается интригующая аномалия. Если речь действительно идёт о прецессии, то эти числа «несвоевременны». Наука, на которой они должны бы базироваться, слишком высокоразвита для любой известной цивилизации древности. Не будем забывать, что некоторые элементы мифа об Осирисе обнаруживаются уже в знаменитых «Текстах пирамид», датированных 2450 годом до н. э., причём есть основания полагать, что уже тогда они были чрезвычайно древними. Гиппарх же, которого считают первооткрывателем прецессии, жил во втором веке до нашей эры, т.е. на две с лишним тысячи лет позднее. Он предложил для годичного прецессионного смещения величину 45 – 46 угловых секунд; тогда смещению по эклиптике в один градус соответствует промежуток времени от 78,28 до 80 лет. Истинное значение, рассчитанное по данным современной нам науки, составляет 71,6 года. Если гипотеза Селлерс справедлива, то «числа Осириса», которым соответствует значение 72 года, существенно точнее, чем данные Гиппарха. Причём в рамках очевидных ограничений, которые полагает структура повествования, трудно представить, как можно было бы в него вставить число точнее 72, даже если бы более точные данные были в распоряжении авторов мифа. Довольно странно прозвучала бы цифра 71,6 заговорщика, а вот 72 – звучит нормально. Хэнкок считает, что подобные мифы – это способ передачи информации от древней, обладавшей знанием, но погибшей, цивилизации через многие поколения невежественных народов к будущей развитой цивилизации. Почему именно мифы, а не другие носители информации? Что касается других носителей информации, то можно представить себе, например, такое рассуждение: как знать, какие носители информации и какие вообще информационные технологии будут использоваться в гипотетической будущей развитой цивилизации? Мне по этому поводу вспоминается совсем уж недавний пример. На нашей с вами памяти комсомольцы шестидесятых закладывали в какие то там строительные конструкции знаменитых комсомольских строек капсулы с посланиями к будущим поколениям молодёжи, конечно же советской, причём к поколениям не очень-то далёким по времени (видимо хотелось ещё самим поприсутствовать при вскрытии собственных капсул), лет так на пятьдесят всего вперёд. Так вот, в капсулы эти закладывались не только печатные тексты на бумаге со всякими там рапортами о производственных успехах, не только фотографии, но и магнитофонные записи, конечно же на катушках. Но при этом в ряде случаев наиболее предусмотрительные закладывали в капсулы также и магнитофон, на котором эти катушки можно будет прокрутить, справедливо полагая, что в будущем такое чудо тогдашней бытовой электроники, как магнитофон «Комета», может уже выйти из употребления. Представители же гипотетической древней працивилизации могли предполагать принципиальное отличие информационных технологий будущего от своих собственных или, в виду малочисленности тех, кто пережил катаклизмы, полной утраты ими материальных достижений, нашли возможным сохранить остатки знания, записав его в сознании невежественных народов именно в виде мифов и преданий. На первый взгляд такой способ сохранения информации в неискажённом виде представляется почти невероятным, поскольку при передаче из уст в уста должен действовать принцип «испорченного телефона». Однако это только на первый взгляд. На самом деле, когда мифу или преданию придан статус святости, к точности и неискажённости его даже изустного изложения относятся наиболее бережно и трепетно. Здесь срабатывает некоторый парадоксальный феномен: чем ниже уровень интеллекта народа – носителя мифа, тем точнее передаётся изустный миф. В дальнейшем с ростом интеллектуализации эта традиция не только не утрачивается, но и закрепляется уже в письменности и в других носителях информации. Нам хорошо известно, с какой трепетностью относились и продолжают относиться к тексту Торы верующие евреи: при переписывании свитков не допускается искажение ни единой буквы, ни единого знака. Переписанный текст с обнаруженной в нём малейшей ошибкой подлежит уничтожению. Итак, отметим как первую составную часть гипотезы Хэнкока – стремление некоей древней працивилизации передать последующим цивилизациям какую-то информацию, в частности в виде прецессионного кода посредством устных преданий и мифов. Анализ фактов, лёгших в основу предположения о наличии в прошлом высоко развитой цивилизации Мы уже отмечали, что числа Осириса определяют прецессионный цикл существенно точнее, чем более поздние вычисления Гиппарха. Разумеется, это справедливо лишь в том случае, если гипотеза Джейн Б. Селлерс верна, и числа, содержащиеся в мифе об Осирисе, действительно имеют отношение к прецессии, а не притянуты автором гипотезы к этой прецессии, что называется, за уши. Ведь Селлерс в первую очередь астроном, поэтому в любом тексте какие-то численные значения могли привлечь её внимание и вызвать ассоциацию с хорошо известными ей данными из её профессиональных знаний. Тогда обратимся к другим фактам. В 1954 году археолог Дж. Эрик Томпсон, специалист по истории Центральной Америки, признался в своём глубоком изумлении по поводу резкого несоответствия между не бог весть какими достижениями народа майя в целом и высоким уровнем их познаний в области астрономии и точностью их календаря. «Что за умственные выверты, - спрашивает он, - привели интеллигенцию майя к составлению карты неба, но не позволили ей дорасти до принципа колеса; осознать понятие вечности так, как это не удавалось ни одному полуцивилизованному народу, но не суметь сделать короткого шага от ломаной к кривой линии; считать миллионами, но не уметь взвесить мешок кукурузы?» Возможно, ответ на вопросы Томсона заключается в том, что эти, казалось бы, неуместные знания были составной частью какой-то специфической системы знаний, которую майя унаследовали у старшей и более мудрой цивилизации. Это могло бы объяснить противоречия, на которые обращал внимание Томсон. При этом майя, вероятно, и понятия не имели, зачем им эти знания нужны. Слава Богу, жрецы, несмотря на их очевидную тупость, эти знания сохранили, не сумев вникнуть в их существо. В частности календарь, который, как сейчас известно, майя унаследовали от ольмеков. Ольмеки же, в свою очередь, пользовались этим календарём за тысячу лет до майя. Но тогда возникает вопрос, откуда его взяли ольмеки? Какой требуется уровень технического и научного развития, чтобы разработать такой календарь? Возьмём, к примеру, солнечный год. Мы пользуемся сейчас григорианским календарём, введённым в Европе в 1582 году на основе тогдашнего уровня развития науки. Заменённый им юлианский календарь, которым Россия пользовалась до 1918 года, а православная церковь пользуется и по сей день, основывался на периоде обращения Земли вокруг Солнца продолжительностью 365, 25 суток. Реформа Папы Григория XIII была основана на более точном расчёте: 365, 2425 суток. Современный нам уровень точности измерений позволил ещё более уточнить: 365, 2422 суток. Таким образом, годичная погрешность григорианского календаря составляет всего-навсего 0,0003 суток, т.е. 26 секунд – вполне приличная точность для XVI столетия. Так вот, как ни парадоксально, точность календаря майя оказывается выше, чем у григорианского: За его основу принята продолжительность года 365,2420 суток, т.е. погрешность относительно сегодняшних данных минус 0, 0002, т.е. 17 секунд. А ведь происхождение календаря майя окутано туманом древности, значительно более глубокой, чем XVI столетие. Майя знали также период обращения Луны вокруг Земли. По их оценкам он составляет 29, 528395 суток – весьма близко к сегодняшним результатам измерений: 29,530588 суток. В распоряжении жрецов майя были весьма точные таблицы для предсказания солнечных и лунных затмений. Томпсон утверждает, что они использовали понятие нуля и были знакомы с нумерацией разрядов. Это в то время, когда ни Древняя Греция с её великими математиками, ни Древний Рим не подозревали ни о том, ни о другом. Римская система записи чисел, которой мы в некоторых случаях пользуемся и сегодня (впрочем, пожалуй, только для обозначения столетий), поражает своей неуклюжестью. Чтобы написать, например, число 1848 надо употребить 11 букв: MDCCCXLVIII. Система разрядов у майя была свободна от этого недостатка и очень похожа на нашу. Не кажется ли странным, что ничем в других отношениях не примечательное Центральноамериканское племя так рано набрело на то, что историк науки Отто Нейгебауэр назвал «одним из самых плодотворных изобретений человечества»? Поражают прецизионной точностью и другие сведения майя, например продолжительность венерианского года: ошибка – одни сутки за 6000 лет! Рассмотрим теперь так называемый «длинный счёт», венчающий календарную систему майя. В системе рассматриваются пять циклов. Продолжительность каждого из них в пересчёте на нашу систему составляет 5125 лет. Вспомним теперь период прецессии земной оси – это 25776 лет. Пять циклов майя 5125 х 5 = 25625. Разница с периодом прецессии 151 год или чуть больше полпроцента. Если принять во внимание возможные ошибки при переводе из одной системы счёта в другую, то связь с прецессией опять очевидна. Хотя майя и считали, что их жизнь течёт в пределах одного великого цикла, они также знали, что время бесконечно и продолжает свои загадочные циклы независимо от жизни личностей или цивилизаций. Томпсон сообщает, что на стеле в Кириге (Гватемала) обозначена дата, удалённая от нас в прошлое на 90 миллионов лет. Из приведённых Хэнкоком со ссылками на Селлерс и других авторов числовых значений, содержащихся в различных мифах и сказаниях, а также в календаре майя, я попытался составить таблицу, включив в неё также и известные прецессионные числа. В таблице обращает на себя внимание упорная повторяемость прецессионных чисел и их комбинаций. Древние индийские священные рукописи Пуранас рассказывают о четрёх «эпохах Земли», называемых Юга, которые вместе простираются на 12000 «божественных лет». Продолжительность этих эпох по отдельности в «божественных годах» составляет: Крита Юга 4800; Трета Юга – 3600; Давпара Юга – 2400; Кали Юга – 1200. При этом один год смертных равняется одному дню богов. Число же дней в году, как у смертных, так и у богов было искусственно принято равным 360 (точно так же, как и в древнеегипетском мифе об Осирисе). Таким образом, год богов эквивалентен 360 годам смертных. Следовательно, Кали Юга (1200 божественных лет) имеет продолжительность 432000 лет смертных. Так что и здесь мы снова встречаемся с прецессионным числом. В Ригведе, древнейшем из ведических текстов, содержится ровно 10800 строф. Каждая строфа состоит из 40 слогов, в результате чего всё произведение насчитывает 10800 х 40 = 432000. В еврейской Каббале фигурируют 72 ангела, через которых можно приблизиться или обратиться к божественной силе Сефирот при условии, что вы знаете их имена и номера. В предании розенкрейцеров говорится о циклах продолжительностью 108 лет (72+36=108), в соответствии с которыми тайное братство осуществляет своё влияние в мире. Грэм Хэнкок считает вполне понятным, почему великое множество мифов со всех концов древнего мира живописует геологические катастрофы с яркими подробностями. Человечество пережило кошмар последнего ледникового периода и последовавшее за ним великое таяние (15000 – 8000 годы до н. э.). Они стали источником нескончаемых преданий о наводнениях и оледенениях, вулканических извержениях и опустошительных землетрясениях. Гораздо труднее объяснить общность специфических элементов повествования в мифах народов, населяющих различные, сильно удалённые друг от друга регионы планеты. Зачастую степень конвергенции между древними сказаниями достаточно сильна, чтобы высказать подозрение, не одним ли «автором» все они «написаны». Универсальный язык Как уже говорилось, если гипотеза Сантильяны, фон Дехенд и Селлерс, а также самого Хэнкока верна, то некая працивилизация стремилась передать определённые знания будущей развитой цивилизации через многие поколения невежественных народов, используя при этом некий универсальный язык, справедливо полагая при этом, что ни носители информации, ни специфический язык могут последующими цивилизациями быть не воспринятыми и не понятыми. Одним из самых универсальных языков является математика. Геодезические данные, связанные с точной привязкой знаковых географических пунктов, а также формой и размерами Земли, будут узнаваемы в течение деятков тысяч лет; удобнее всего выразить их средствами картографии, либо возводя гигантские геодезические монументы типа Великой пирамиды в Египте, комплекса пирамид в Мексике и т.п. Кстати, о картографии. О геодезических монументах поговорим чуть позднее, а сейчас несколько слов о картографии. Хэнкок начинает свою книгу «Следы богов» с подачи материала, носящего несколько сенсационный характер. Возможно, потребность с самого начала заинтриговать читателя вызвана соображениями коммерческого плана, но это сути дела не меняет. Итак, первая глава книги Хэнкока открывается следующим документом: 8-я эскадрилья технической разведки Стратегического командования ВВС США База Уэстовер, штат Массачусетс 6 июля 1960 г. По вопросу: о карте мира адмирала Пири Рейса. Кому: профессору Чарлзу Х.Хэпгуду Кинский колледж, Кин, штат Нью-Хэмпшир Уважаемый профессор Хэпгуд, Ваша просьба оценить некоторые особенности карты мира, составленной Пири Рейсом в 1513 году, была рассмотрена нашей организацией. Предположение, что в нижней части карты изображён Берег Принцессы Марты, относящийся к Земле Королевы Мод в Антарктике, представляется нам разумным. Считаем, что это наиболее логичное и, по всей вероятности, верное истолкование карты. Географические подробности, изображаемые в нижней части карты, прекрасно согласуются с данными сейсморазведки, выполненной сквозь толщу ледяной шапки шведско-британской экспедицией в 1949 году. Это означает, что картографическая съёмка береговой линии была выполнена до оледенения. В настоящее время в этом районе толщина ледника достигает одной мили. Мы не представляем, каким образом можно согласовать данные этой карты с предполагаемым уровнем географической науки в 1513 году. Командир эскадрильи Подполковник ВВС США Гарольд З. Олмейер Что касается датировки карты адмирала Рейса, Хэнкок заверяет читателей, что подлинность этой даты не вызывает сомнений, поскольку упоминание о ней содержится в ряде источников, предшествующих, по крайней мере, экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева в 1818 году. Относительно возраста Антарктической ледяной шапки в её нынешней протяжённости по ряду источников называется цифра в миллионы лет. По более поздним данным период, в течение которого Земля Королевы Мод была свободна ото льда, закончился не более шести тысяч лет назад. Это свидетельство снимает тяжёлую задачу объяснить, кто обладал техническими возможностями картографической съёмки, скажем, за 2 млн. лет до н.э., задолго до возникновения нашего биологического вида. Тем не менее, поскольку картография является сложным и цивилизованным видом деятельности, придётся объяснить, каким образом такая задача могла быть решена и 6 тысяч лет назад, задолго до возникновения первых цивилизаций, признаваемых официальной исторической наукой. Надо заметить, что сам адмирал Рейс в своих заметках на полях карты признаётся, что в составлении этой карты он играл роль простого компилятора и копииста, и его карта базируется на большом числе карт-первоисточников, возраст которых, как говорится, теряется во тьме веков. Профессор Хэпгуд в результате своих исследований пришёл к выводу, что часть карт, которыми пользовался адмирал Рейс, восходят в IV веку до н.э. и сами основаны на более ранних источниках, а те – на ещё более ранних. По его мнению, Земля была подробно картографирована до 4000 года до н.э. неизвестной и пока неоткрытой цивилизацией, достигшей высокого технического уровня. Однако вернёмся к утверждению о том, что одним из самых универсальных языков, с помощью которых можно передавать информацию между разобщёнными цивилизациями, это язык математики и, в частности, математического отображения физических констант. К числу таких констант можно отнести длительные, но регулярные промежутки времени, поддающиеся контролю при помощи весьма медленного, но неуклонного процесса прецессии. И ныне, и через десять тысяч лет послание, которое распечатывает числа из ряда 72, 2160, 4320 и 25920, может быть вполне понятно любой цивилизации с умеренным математическим уровнем и способностью обнаружить и измерить почти неощутимое обратное движение Солнца по эклиптике по отношению к неподвижным звёздам. Ощущение некоей корреляции усиливается и другим фактором. Он, правда, присутствует не в такой явной форме, как число слогов в Ригведе; тем не менее, он ощутим. Речь идёт о часто наблюдающемся переплетении мифов, связанных с глобальными катаклизмами и прецессией равноденствий. Складывается впечатление, что эта развитая взаимосвязь между двумя категориями преданий является результатом сознательной деятельности кого-то, оставляющего везде свои узнаваемые отпечатки. Это приводит к существенному вопросу: а не существует ли связь между прецессией равноденствий и глобальными катастрофами.

 

Цель информации из глубины веков.

 

Несмотря на то, что в эти процессы вовлечено несколько различных механизмов астрономического и геологического характера, причём природа не всех их полностью понята, ясно, что существует очень сильная корреляция между циклом прецессии и ледниковыми периодами.

 

Эта связь срабатывает не каждый раз при переходе от одной астрономической эпохи к другой, а лишь тогда, когда происходит совпадение нескольких «пусковых факторов». Нашей наукой соответствующая корреляция была обнаружена только в конце 70 годов прошлого века. (XX). Однако знакомство с мифами позволяет предположить, что тем же уровнем знаний располагала неустановленная цивилизация в глубинах последнего ледникового периода.

В настоящее время известно, что в наступлении и завершении ледниковых периодов задействованы три основных фактора:

 

1.Наклон эклиптики

2.Эксцентриситет орбиты Земли

3.Прецессия оси.

 

Здесь для получения более подробной информации по этому поводу Хэнкок отсылает нас к многопрофильным исследованиям, ведущимся под эгидой Национального научного фонда США в рамках проекта CLIMAP, и к основополагающим работам профессоров Дж.Д.Хейза и Джона Имбри.

 

Вкратце же отмечается следующее: Хейз, Имбри и ряд других учёных доказали, что начало ледникового периода можно прогнозировать на тот неблагоприятный момент, когда совпадают по времени следующие параметры:

 

а) максимальный эксцентриситет, в результате чего Земля в афелии оказывается на миллионы километров дальше от Солнца, чем обычно;

б) минимальный наклон (имеется в виду девиация оси, о которой я не говорил, но Хэнкок её описывает и её не следует путать с прецессией), т.е. ось Земли оказывается ближе к вертикали, чем обычно;

в) прецессия равноденствий приводит к тому, что в одном из полушарий зима наступает, когда Земля находится в перигелии, а лето наступает в афелии и оказывается относительно холодным, так что не весь лёд, намёрзший зимой, успевает растаять следующим летом, в результате чего создаются условия для роста ледников.

 

При этом Хэнкок вновь с настойчивостью задаёт вопрос: а что, если древние создатели мифов пытались предупредить нас о грозящей опасности, когда так замысловато связывали боль земных катастроф с медленно мелющими небесными жерновами? Может быть, неизвестные учёные неопознанной цивилизации сумели таким образом найти способ привлечь наше внимание, перебросить мост через пропасть веков и напрямую связаться с нами?

 

Кстати о вероятности существования працивилизации. Ведь современная наука полагает существование нашего биологического вида Homo sapiens кроманьонского типа в течение примерно 100 тысяч лет, а возникновение первой цивилизации не ранее 6 тысяч лет назад. Т.е. период «созревания» должен был занять промежуток времени примерно 94 тысячи лет. А почему не 80 или 70 тысяч лет? Ведь это всё числа одного порядка. Так что нет прямых аргументов, опровергающих возможность созревания высокоразвитой цивилизации уже, например, 25 тысяч лет назад. Подвергшись разрушительному катаклизму, она могла погибнуть именно как цивилизация, сохранив лишь предпосылки для возрождения популяции биологического вида.

 

 

Монументальные аргументы

 

Хэнкок обращает внимание на ряд параметров известных монументальных сооружений древности в различных регионах мира. Сославшись в начале своей книги на Роберта Бьювела и во многом его цитируя, Хэнкок, прежде всего, анализирует параметры египетских пирамид. Стороны Великой пирамиды в Гизе ориентированы по сторонам света с невероятной точностью. Средняя абсолютная погрешность составляет около двух угловых минут, относительная 0,015 %. Стороны основания (каждая около 230 метров) отличаются друг от друга не более, чем на 20 см., т.е. меньше, чем на 0,1 %. Углы отличаются от 90° не более, чем на три минуты. Столь точная строительная техника – это невероятное, почти сверхъестественное достижение для Египта времён предполагаемой постройки пирамиды (около 4500 лет тому назад). По мнению инженеров-строителей, с которыми автор обсуждал этот вопрос, необходимость такой точности понять невозможно: затраты, трудности и дополнительные потери времени не могут быть оправданы конечным результатом. Под конечным результатом согласно традиционной египтологии предполагается прославление величия фараонов. Сколько времени уходило на постройку пирамиды? Сколько народу там работало? Египтологи сходятся во мнении, что 20 лет и 100 тысяч человек. Считается также, что строительство шло не круглый год, а было ограничено из-за возможности привлечения рабочей силы тремя месяцами в году, когда в сельскохозяйственных работах был вынужденный перерыв из-за разлива Нила. По оценке специалистов Великая пирамида состоит из 2,3 миллиона блоков весом от 2,5 до 15 тонн каждый. Если считать, что каменщики работают по 10 часов в день и не три месяца, а все 365 дней в году, то для того, чтобы построить пирамиду за 20 лет, надо монтировать по 31 блоку в час, т.е. две минуты на блок. А если работать только три месяца в году, то и вовсе: четыре блока в минуту. Реально это? Кто из египтологов считал?

Как производилась эта работа? Большинство академических египтологов утверждает, что для этого должны были использоваться наклонные плоскости из кирпичей и грунта, которые шли с уровня земли до необходимой высоты с уклоном 1 : 10. По заключению современных специалистов по строительству такое утверждение является совершенно абсурдным, поскольку такие насыпи из кирпичей и грунта осели бы под собственным весом, если не сложить их из таких же известняковых блоков, как и сама пирамида, а на это ушло бы втрое больше материала, чем на саму пирамиду. Кроме того, что это очевидная бессмыслица, возникает вопрос, куда делась эта дополнительная масса блоков в количестве 8 млн. кубометров? Так что способ производства работ приходится считать пока что неразрешённой загадкой.

 

К тому же как будто для того, чтобы доказать, что технические трудности им нипочём, древние строители пошли дальше, учинив математические игры с геометрическими размерами монумента, продемонстрировав нам, например, свою способность точно увязать высоту с периметром основания пирамиды при помощи трансцендентного числа «пи» (π=3,141592). Периметр основания равен 921 метру, а высота пирамиды 147 метров. Разделив первое число на второе, получаем 6,265, что отличается от 2π всего на 0,3 %.

 

Кстати, про другую сторону Атлантики в пирамиде Солнца в Теотиуакане (Мексика) связь с числом «пи» заложена сходным образом. Форма мексиканской пирамиды более пологая: угол наклона её боковых граней составляет 43,5° (по сравнению  с 52° у Великой пирамиды), поэтому здесь действует уже формула не  2π, а 4π: периметр основания 895 метров, а высота 71 метр. 895 : 71 = 12,60, что отличается от 4π на те же 0,3%. Сам факт, что размеры обоих сооружений связаны подобными соотношениями, свидетельствует не только о существовании в древности развитых математических знаний, но и о некоторой общей цели. Кстати, принято считать, что число «пи» предложил Архимед в III веке до нашей эры, а возраст пирамид даже по академическим представлениям значительно старше.

 

Какая же общая цель побудила зодчих Египта и Центральной Америки выбирать соотношение размеров своих замечательных монументов именно таким образом? Возможно ли, что общая идея, выраженная в Великой пирамиде и в пирамиде Солнца, имела отношение к сферам, поскольку они, подобно пирамидам, являются трёхмерными объектами (в отличие, например, от двумерной окружности)?  Более того, складывается впечатление, что строители обоих монументов намеревались символизировать не абстрактные «сферы вообще», а привлечь внимание к одной конкретной сфере – планете Земля. Вот что пишет по этому поводу американский профессор истории науки Ливио Катулло Стеккини:

 

«Основная идея Великой пирамиды – олицетворять северное полушарие Земли, проектируя полусферу на плоскости как в картографии… Великая пирамида является проекцией на четыре треугольных грани. Вершина представляет полюс, а периметр основания – экватор. Вот почему отношение периметра к высоте равняется 2π. При этом Великая пирамида моделирует северное полушарие в масштабе 1 : 43200».

 

И здесь мы снова столкнулись с прецессионным числом 43200, которое, вероятно уже всем просто надоело, поскольку навязчиво встречается и в мифе о Валхалле, и в древнекитайских преданиях, и в календаре майя, и в Ригведах, и в камбоджийском храмовом комплексе и т.д.

Давайте, однако, проверим, прав ли Стеккини в отношении оценки масштаба. По современным оценкам, основанных на измерениях, произведённых с помощью спутников, длина окружности экватора Земли составляет 40075,7 км, а полярный радиус 6356,9 км.

Делим длину экватора на периметр Великой пирамиды:

 

             40075,7 : 0,921 = 43513,25

 

Не совсем точно 43200, не так ли? Но насколько неточно?

 

             43513 – 43200 = 313.       313 : 43200 = 0,0072  или 0,7 %

 

Не так уж плохо. А что со вторым параметром? Делим полярный радиус на высоту Великой пирамиды:

 

6356,9 : 0,147 = 43244,22       44,22 : 43200 = 0,001  или 0,1 %

 

Как пишут  в предисловиях к современным романам определённого жанра, все персонажи вымышлены, а совпадения с реальными лицами – случайны. Так же как и молекула ДНК, которая возникла случайно. Однако посмотрим на дальнейшие математические игры (или «умственные выверты») строителей пирамид. Им по неизвестной причине пришла в голову фантазия поставить Великую пирамиду почти точно на тридцатую параллель. (широта 29° 58' 51"). Как заметил некогда бывший королевский астроном Шотландии (здесь Хэнкок почему-то не называет его имени, ссылка довольно туманна, но суть замечания, вероятно, несложно проверить), это заметное отклонение от 30°, но не обязательно ошибка:

 

«Потому что, если бы проектировщик хотел, чтобы люди, стоящие у подножья Великой пирамиды, видели небесный полюс перед собой поднятым на 30°, причём не мысленным взором, а собственными глазами, ему пришлось бы учитывать атмосферную рефракцию. А для этого пришлось бы возвести пирамиду на широте не 30°, а 29° 58' 22"».

 

Сравнивая эту величину с реальным положением, видим, что ошибка не превышает половины угловой минуты, что предполагает наличие изыскательского и геодезического мастерства очень высокого по современным меркам уровня.

 

Не стану перечислять дальнейших положений книги Хэнкока «Следы богов», дабы не утомлять слушателей. Заинтересовавшиеся найдут в ней довольно убедительные доказательства того, что Великая пирамида играла роль также и геодезического знака, и то, что центр проекции упоминавшейся ранее карты адмирала Пири Рейса также находился в Верхнем Египте, где по заключению ряда исследователей находилась древняя астрономическая обсерватория. Остановимся ещё лишь на двух интригующих моментах.

 

Книга «Зеркало небес», написанная Грэмом Хэнкоком в соавторстве с Сантой Файя, содержит ряд сведений, во многом повторяющих называвшуюся ранее книгу «Следы богов», но в ней больше внимания уделено топографии древних комплексов пирамид в Египте и Мексике, храмовых комплексов в Теотиуакане, Уксмале, Яхчилане и Паленеке (Центральная Америка), храмового комплекса Ангкор в Камбодже, мегалитических структур бассейна Тихого океана (Понпеи, Кирибати и Таити). Автор показывает, что размещения элементов ряда храмовых комплексов, например в Теотиуакане и в Ангкоре являются довольно точными проекциями определённых созвездий. В частности, храмовый комплекс Ангкор в Камбодже является проекцией созвездия Дракона во время восхода Солнца в день весеннего равноденствия, причём с довольно точной корреляцией, однако не на наше время, а 10 500 лет назад. Расчёт, как утверждает автор, произведён с помощью соответствующей компьютерной программы.  Похожая привязка обнаруживается  в храмовых комплексах Уксмаля и Теотиуакана (Центральная Америка) по отношению к целому ряду зодиакальных созвездий. Это первый из тех двух интригующих моментов, на которые я хотел обратить внимание в заключение.

 

Второй же момент заключается в том, что названные комплексы удалены друг от друга не просто на большие расстояния, а имеют совершенно определённую удалённость по долготе. Эта удалённость составляет либо 72 градуса, либо 54 градуса. Оба числа, обратите внимание, из прецессионного ряда. Так, от Гизы до Ангкора почти точно 72 градуса. Кирибати – 72 градуса восточнее Ангкора и 144 градуса восточнее Гизы, Таити – 108 градусов (2 х 54) восточнее Ангкора, а Тиуанако на 126 градусов (72+54)  западнее Гизы. Большинство из перечисленных объектов расположены в относительно узком поясе от 10 до 30 градусов северной широты. Исходя из этих совпадений, автор ставит вопрос: а не сеть ли это? Что-то вроде триангуляционной сети, в основу которой положен прецессионный ряд чисел?

 

Проблемы загадочных древних монументальных сооружений до сих пор не дают покоя многим исследователям, что подтверждается многочисленными публикациями в интернете в виде статей и фильмов. Среди последних заслуживает, на мой взгляд, особого внимания фильм «Откровения пирамид», Франция, 2009 год. (Это примечание добавлено в настоящую публикацию через пять лет после прочтения доклада на Семинаре).

 

Итак, Грэм Хэнкок, не претендуя, между прочим, на авторство гипотезы, а выступая скорее в качестве компилятора выводов и предположений, сделанных другими авторами, предлагает читателю эти выводы и предположения, от которых проще всего было бы отмахнуться, разглядев здесь всего лишь возможную подтасовку цифр и сведений. Но можно воспринять книги Хэнкока и как предмет для размышлений, что я в конечном итоге и предлагаю сделать.