WELT N24   Digital zeitung tv

https://www.welt.de/politik/deutschland/article161480813/Auch-ein-Martin-Schulz-hat-seine-Schwachstellen.html

 

 

Deutschland     Kanzlerkandidat

 

Auch ein Martin Schulz hat seine Schwachstellen

 

Von Daniel Friedrich Sturm |            Veröffentlicht am 24.01.2017 |                               Lesedauer: 6 Minuten

 

РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

В едва только начавшейся предвыборной кампании в Германии практически все ведущие средства массовой информации страны, похоже, уже заранее и окончательно утвердились в беспроигрышной кандидатуре Мартина Шульца на пост канцлера ФРГ. Сегодня это наиболее часто упоминаемое имя, и информация об этом политике, заполнившая газетные статьи, радио- и телевизионные передачи, интернет - публикации существенно потеснила даже самые горячие мировые новости. При этом характерным является то обстоятельство, что некоторые подробности  из биографии кандидата в канцлеры в течение всего одной недели уже претерпели заметные изменения. Корректировке подверглась даже биографическая статья в Википедии. В связи с этим нам представляется целесообразным воспроизвести здесь те материалы, которые были опубликованы в СМИ в самые первые дни предвыборного процесса, на тот случай, если эти материалы в последующем тем или иным образом окажутся скорректированными.

Исходя из последнего соображения, вначале представим оригинальный текст статьи в интернет – издании „Welt“ ,  после этого перевод этой же статьи на русский язык, выполненный изданием «ИноСМИ». Некоторые фрагменты в оригинальном тексте выделены нами для того, чтобы при прочтении более поздних материалов сравнить их с этими выделенными фрагментами. В заключение предлагаем статью Эльвина Самедова «Штрихи к портрету Мартина Шульца», опубликованную в азербайджанском интернет – издании „Day.Az“  два с лишним года назад, когда о выдвижении Шульца на пост канцлера ФРГ ещё никто не предполагал. Биографические подробности и другие характеристики , изложенные в этой статье, а также приводимые автором ссылки, мы оставляем на совести автора, полагая, что любой мыслящий читатель в состоянии самостоятельно формировать своё личное мнение, исходя из получаемой им разнообразной информации.

 

 

Знать всё о немногом и немного обо всём

Коммерческое использование материалов сайта без согласия авторов запрещено! При некоммерческом использовании обязательна активная ссылка на сайт: www.kruginteresov.com

Als SPD-Kanzlerkandidat und Parteichef steht Martin Schulz das härteste Jahr seiner Karriere bevor. Es geht darum, ob er auf Bundesebene eine große Zukunft hat – und um das Schicksal der Sozialdemokratie.

 

Am Sonntagmittag werden sie wohl gemeinsam auf der Bühne im Atrium des Willy-Brandt-Hauses stehen. Sigmar Gabriel dürfte dann seinen alten Kumpel Martin Schulz loben: Was der Genosse alles beherrscht, wie er die Menschen begeistern kann, wie er beherzt für die sozialdemokratischen Grundwerte kämpft, all das wird Gabriel wohl erwähnen.

 

Und dann dürfte natürlich Schulz reden, der Kanzlerkandidat der SPD und Nachfolger Gabriels als Parteichef wird. Sozialdemokrat mit einer Bilderbuchkarriere, von ganz unten kommend. Langjähriger Europapolitiker, in den eigenen Reihen so beliebt wie wenig andere. Der Mann, der seiner Partei im 20-Prozent-Tief ein Dreivierteljahr vor der Wahl wieder Zuversicht vermitteln soll. Der Herausforderer, der Angela Merkel (CDU) nach zwölf Jahren aus dem Kanzleramt vertreiben will.

 

Schulz kann mitreißend reden. Er kann Europa erklären, klug, historisch belesen, mit Emotion und rheinischem Humor. Mal redet er sehr laut, schneidend, er teilt dann aus, spitzt zu, polemisiert. Gegen Rechtspopulisten, Geschichtsvergessene und Europa-Feinde. Gegen die „Marktradikalen“, wie er sagt. „Martin kriegt jedes Zelt zum Toben“, sagt Achim Großmann, Ex-Staatssekretär und vielleicht engster Freund von Schulz. „Er kann eine Nonne aus dem Kloster reden.“

Anzeige

 

Als Kanzlerkandidat wird er in den kommenden Monaten viel reden müssen. Dabei muss der 61-Jährige sich sofort von seinem Leib-und-Magen-Thema Europa lösen. Plötzlich ist Martin Schulz ein nationaler Politiker. Mit der Bundestagswahl am 24. September strebt er das mächtigste politische Amt des Landes an.

 

Um ins Kanzleramt einzuziehen, muss er der SPD ein Ergebnis bescheren, das deutlich über aktuellen Umfragewerten liegt. Mit 20 oder 21 Prozent wird man nicht Kanzler. Schon ein Ergebnis von 23 oder 24 Prozent wäre angesichts der AfD-Konkurrenz ordentlich. Die 25,7 Prozent, die die SPD bei der letzten Wahl 2013 einfuhr, galten damals als mies. Heute wären die Genossen dankbar über einen solchen Zuspruch des Volkes. Jedes Ergebnis oberhalb jener 25,7 Prozent dürfte im September als Sensation gewertet werden.

 

Kann Schulz überhaupt Bundespolitik?

 

Bis dahin hat Martin Schulz allerhand zu tun. Er muss sich vertraut machen mit der Bundespolitik, über deren wichtigste Themen er Bescheid weiß. Aber ist er wirklich firm, allen bohrenden Nachfragen gewachsen in der Arbeitsmarkt-, Sozial- und Gesundheitspolitik? Was denkt er denn über die Angleichung der Ost-West-Rente und wie über die Zukunft der Pflegeversicherung? Das sind gerade für die SPD wichtige Themen.

 

Mancher in der SPD fürchtet, mit Schulz könne ähnliches Unheil drohen wie im letzten Wahlkampf mit Peer Steinbrück und seinen diversen Pannen. Lauert aus Schulz’ Brüsseler Vergangenheit noch irgendeine böse Geschichte? Ein Skandal, eine EU-Kungelei?

 

Außerdem: Kann der politische Gegner Schulz nicht mit einer Kampagne attackieren, die an seine Forderung nach Euro-Bonds und mehr Nachsicht mit den südeuropäischen Schuldenstaaten erinnert? Und schließlich: Hat Schulz ein stabiles Umfeld von Mitarbeitern, das ihn sicher durch den Berliner Politikbetrieb lotst?

 

Auf Schulz wartet das wohl anstrengendste Jahr seiner Karriere. Sollte er die Wahl am 24. September vergeigen, wird es das gewesen sein mit der Hoffnung auf eine große politische Zukunft auf der Berliner Bühne. Schulz drohte dann eine Laufbahn als einfacher Abgeordneter. Zu einem Mandat wird es schon reichen, der erste Platz der nordrhein-westfälischen Landesliste gilt als sicher.

 

 

Wieder Merkels Juniorpartner? Für viele die Höchststrafe

 

Brutaler noch als der Wahlkampf könnten sich mögliche Koalitionsverhandlungen mit CDU und CSU entpuppen. Abermals eine große Koalition mit Merkel zu bilden – das wäre für viele in der SPD die Höchststrafe. Diese Option wird Schulz zwar nicht ausschließen. Er aber muss um mehr kämpfen. Nämlich darum, sozialdemokratischer Bundeskanzler zu werden, der vierte nach Brandt, Schmidt und Schröder. Vielleicht mithilfe von Grünen und Linker oder mit Grünen und der FDP. Oder, vielleicht übergangsweise, als Regierungschef einer Minderheitsregierung?

 

Die Perspektive Kanzleramt, diesen Machtanspruch wird er vermitteln müssen. Das ist der Anspruch der SPD, der noch immer zweitgrößten Partei des Landes. Und genau deshalb hat sie sich für Schulz als ihren Kanzlerkandidaten entschieden.

 

Die Deutschen vertrauen Schulz laut Umfragen deutlich stärker als Gabriel. Und sie trauen ihm eher als Gabriel zu, Merkel zu besiegen. Jene Frau, die Schulz persönlich schätzt, der er auf diversen europäischen Gipfeln begegnet ist. Jene Frau, deren Handynummer er seit Jahren mit sich trägt, mit der er diskret reden kann. Jene Frau, der er vor drei Jahren die Funktion eines Spitzenkandidaten zur Europawahl auch für ihre Parteienfamilie aufgenötigt hat. Jene Frau, der er gerne auch als EU-Kommissionspräsident gegenübergetreten wäre.

 

Daraus wurde nichts, und jetzt will er Merkel eben im Kanzleramt beerben. Doch wie belastbar sind die für Schulz bislang erfreulichen Umfragen? Vielleicht stürzen Schulz’ Popularitätswerte bald ein. Oder aber er profiliert sich, kann punkten gegen Merkel, die viel von ihrem einstigen Nimbus eingebüßt hat.

 

 

Es geht um Profilschärfung

 

ls Wahlkämpfer wird Schulz das Profil der SPD als Partei der sozialen Gerechtigkeit schärfen müssen. Als „Schutzmacht der kleinen Leute“ (Johannes Rau) versteht Schulz seine Partei, und zu einem sozial-populistischen Wahlkampf, im Zweifel gegen „die Reichen“, ist er allemal in der Lage.

 

Dabei zählte Schulz nie zum linken Flügel. Geprägt von der Kommunalpolitik, gilt Schulz als Pragmatiker. Visionäre Ideen und Resolutionssozialismus in seiner Partei sind ihm eher fremd. Dass er zuletzt primär vom linken Flügel unterstützt wurde, lag vor allem daran, dass dessen Protagonisten Gabriel verdammen und den straffen Organisator Olaf Scholz fürchten.

 

Nun allein linken Sozialdemokraten Zucker zu geben wird nicht ausreichen. Schulz muss die gesamte SPD vertreten, und er hat gegen den Hauptgegner Union um Stimmen zu kämpfen. An rhetorischer Kraft, an Schlagfertigkeit wird es nicht mangeln. Ein wenig Witz neben Merkels Sprechblasen täte dem Wahlkampf gewiss gut. Steinbrücks leichtfertige Zunge 2013 wird Schulz jedoch als warnendes Beispiel dienen.

 

 

Bundestagswahlkampf wird härter als viele zuvor

 

Als Wahlkämpfer dürfte Schulz wohl manches Mal an seine eigene Biografie erinnern. Die Lebensgeschichte jenes jungen Mannes, der das Abitur verstolperte, dessen Karriere als angehender Profifußballer jäh endete, der dem Alkohol verfiel, sich wieder fing und seither nie wieder einen Schluck davon trank. Der 1982 die „Buchhandlung Martin Schulz“ eröffnete, Bürgermeister seiner Heimatstadt Würselen wurde, dann Abgeordneter des EU-Parlamentes, schließlich dessen Präsident.

 

Im Sommer 2016 begann Schulz, mit der SPD-Kanzlerkandidatur zu liebäugeln. Das tat er im Herbst so offensiv, dass Gabriel damals intern wütete, sein Freund bekomme gar keine Funktion. Eva-Maria Voigt-Küppers, SPD-Landtagsabgeordnete in NRW, kennt Schulz seit gemeinsamen Zeiten bei den Jusos in Würselen. Über dessen Ehrgeiz hat sie sich schon damals keine Illusionen gemacht, sagt Voigt-Küppers vier Jahrzehnte später: „Es war klar, dass er nicht Politik in der zweiten Reihe machen wollte.“

 

Jetzt übernimmt dieser Martin Schulz aus Würselen die personelle Hoheit der SPD für einen Bundestagswahlkampf, der härter sein dürfte als viele zuvor. In dem es nicht nur um das Wohl der eigenen Partei geht, sondern um die Stärke der demokratischen Mitte.

 

Ein Wahlkampf, in dem es maßgeblich an Schulz liegen wird, ob die SPD in der europaweiten Krise der Sozialdemokratie ein Fels in der Brandung bleibt – oder ob auch sie in der Bedeutungslosigkeit verschwindet, zwischen Konservativen sowie linken und rechten Populisten.

 

 

Перевод этой статьи, выполненный изанием "ИноСМИ":

 

http://inosmi.ru/politic/20170125/238597402.html

 

И у Мартина Шульца есть слабые места

 

25.01.2017

Даниэль Фридрих Штурм (Daniel Friedrich Sturm)

 

В воскресенье в полдень они, вероятно, будут вместе стоять на сцене атриума в Доме Вилли Брандта. Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) сможет тогда похвалить своего старого приятеля Мартина Шульца (Martin Schulz), рассказав о том, что этот товарищ умеет, как он может увлечь людей, как смело он отстаивает основные социал-демократические ценности. Все это Габриэль, вероятно, упомянет.

 

А потом, конечно, должен будет выступить Шульц, кандидат на пост канцлера от СДПГ и преемник Габриэля в качестве главы партии. Социал-демократ с буквально образцовой карьерой, вышедший из самых низов. Европейский политик в течение многих лет, популярность которого в рядах партии велика, как лишь у немногих. Человек, который за три четверти года до выборов должен помочь партии с ее 20-процентной низкой популярностью снова обрести уверенность. Соперник, который хочет после двенадцати лет изгнать Ангелу Меркель (ХДС) с поста канцлера.

 

Шульц — захватывающий оратор. Он может объяснить Европу, умно, исторически начитанно, с эмоциями и рейнским юмором. Иногда он говорит очень громко, резко, тогда он разделяет, заостряет, полемизирует. Против правых популистов, против позабывших историю и врагов Европы, против «рыночных радикалов», как он их называет. «Мартин в любой палатке может зажечь слушателей, — говорит Ахим Гроссманн (Achim Großmann), бывший госсекретарь и, возможно, ближайший друг Шульца. — Он может уговорить монашку уйти из монастыря».

 

В качестве кандидата на пост канцлера ему придется в ближайшие месяцы много выступать. При этом 61-летний политик должен сразу же отойти от своей любимой европейской темы. Мартин Шульц вдруг становится национальным политиком. На выборах в бундестаг 24 сентября он стремится занять самый важный пост в стране.

 

Чтобы въехать в ведомство канцлера, ему надо показать СДПГ некий результат, который бы значительно превышал результаты последних опросов. С 20% или 21% канцлером не станешь. Даже уже результат в 23% или 24% был бы в связи с конкуренцией АдГ приличным. 25,7%, которые СДПГ получила на последних выборах в 2013 году, считались тогда плохим результатом. Сегодня товарищи были бы благодарны за такую поддержку народа. Любой результат, превышающий 25,7%, расценивался бы в сентябре как сенсация.

 

Может ли Шульц вообще заниматься политикой ФРГ?

 

До этого Мартину Шульцу предстоит еще многое сделать. Он должен ознакомиться с политикой ФРГ, о важнейших темах которой он знает. Но в состоянии ли он действительно понять все насущные проблемы, касающиеся рынка труда, социальной политики и здравоохранения? Что думает он о выравнивании пенсий на востоке и на западе страны и о будущем страхования по уходу? Как раз для СДПГ это важные темы.

 

Некоторые в СДПГ опасаются, что с Шульцем может произойти похожее несчастье, как и с Пеером Штайнбрюком (Peer Steinbrück) и его различными проблемами. Не поджидает ли Шульца еще какая-либо плохая история из его брюссельского прошлого? Какой-нибудь скандал, какой-нибудь тайный сговор в ЕС?

 

Кроме того, может ли политический противник атаковать Шульца с помощью кампании, которая бы напоминала о его требовании евробондов и большего снисхождения к задолжавшим южноевропейским странам? И наконец — есть ли у Шульца стабильное окружение сотрудников, которые бы уверенно вели его по берлинскому политическому предприятию?

 

Шульца ожидает, пожалуй, самый напряженный год в его карьере. Если он проиграет выборы 24 сентября, то он потеряет и надежду на большое политическое будущее на берлинской сцене. Тогда Шульцу грозит карьера простого депутата. Для мандата этого будет уже достаточно, первое место в земельном списке Северной Рейн-Вестфалии гарантировано.

 

Опять младший партнер Меркель? Для многих это самое большое наказание.

 

Еще более жестокими, чем предвыборная борьба, могут стать возможные коалиционные переговоры с ХДС и ХСС. Снова создать коалицию с Меркель — для многих в СДПГ это было бы высшей мерой наказания. Хотя Шульц не будет исключать такой вариант. Но он должен бороться за большее. А именно за то, чтобы стать социал-демократическим канцлером, четвертым после Брандта, Шмидта и Шредера. Возможно, с помощью Зеленых или Левых, или с Зелеными и с Либерально-демократической партией Германии.

 

Он должен будет обозначить как перспективу, как притязание на власть — ведомство канцлера. Это притязание на власть СДПГ, пока все еще второй по величине партии в стране. И именно поэтому она решила сделать Шульца своим кандидатом на пост канцлера.

 

Согласно опросам, немцы гораздо больше доверяют Шульцу, чем Габриэлю. И они больше верят в то, что не Габриэль, а Шульц победит Меркель. Ту женщину, которая Шульца ценит, и с которой он встречался на различных европейских саммитах. Ту женщину, мобильный номер которой он в течение многих лет носит при себе, с которой он может говорить доверительно. Ту женщину, которой он три года назад навязал пост главного кандидата на европейских выборах для ее партии. Ту женщину, которой он охотно противостоял бы и в качестве президента еврокомиссии.

 

Из этого не вышло ничего, а теперь он хочет стать преемником Меркель на посту канцлера. Но насколько устойчивы положительные опросы в отношении Шульца? Возможно, показатели популярности Шульца вскоре обрушатся. Или же он сконцентрируется, сможет набрать баллы против Меркель, которая много утратила из своей былой славы.

 

Речь идет об уточнении профиля партии

 

Как участник предвыборной борьбы Шульц должен будет точно определить профиль СДПГ как партии социальной справедливости. Шульц понимает свою партию как способ «защиты маленьких людей» (Йоханнес Рау (Johannes Rau), и в любом случае он готов к социально-популистской предвыборной борьбе против «богатых».

 

При этом Шульц никогда не принадлежал к левому крылу. Сформированный коммунальной политикой, Шульц считается прагматиком. Идейные видения и социализм резолюций в его партии ему скорее чужды. То, что он в последнее время в первую очередь поддерживался левым крылом, получилось прежде всего потому, что его протагонисты проклинают Габриэля, а строгого организатора Олафа Шольца (Olaf Scholz) боятся.

 

Но того, чтобы угодить только левым социал-демократам, будет недостаточно. Шульц должен представлять всю СДПГ, и он должен голосами бороться против главного соперника — ХДС. Ораторских сил, находчивости ему не занимать. Немного юмора рядом с речевыми мыльными пузырями Меркель явно не повредило бы предвыборной борьбе. Однако легкомысленный язык Штайнбрюка в 2013 году будет служить Шульцу предостерегающим сигналом.

 

Нынешняя предвыборная борьба в бундестаг будет жестче, чем многие до сих пор

 

Как участник предвыборной борьбы Шульц может иногда обращаться к своей собственной биографии. История жизни молодого человека, который упустил возможность в нужный момент получить аттестат зрелости, карьера которого как начинающего профессионального футболиста резко оборвалась, который попал в алкогольную зависимость, но снова нашел силы собраться и с тех пор не пьет ни глотка. Который в 1982 году открыл «Книжный магазин Мартина Шульца», стал бургомистром своего родного города Вюрзелен, а затем депутатом парламента ЕС, и наконец его президентом.

 

Летом 2016 года Шульц начал подумывать о возможности стать кандидатом от СДПГ на пост канцлера. Осенью он так интенсивно занимался этим вопросом, что Габриэль даже негодовал, опасаясь, что его друг не получит вообще никакой должности. Эва-Мария Фойгт-Кюпперс (Eva-Maria Voigt-Küppers), депутат земельного парламента Северной Рейн-Вестфалии от СДПГ, знает Шульца с общих лет в рядах Jusos (Союз молодых социалистов в СДПГ — прим. перев.) в Вюрзелене. Насчет его честолюбия у нее уже тогда не было никаких иллюзий, говорит Фойгт-Кюпперс спустя четыре десятилетия: «Было ясно, что он не собирается заниматься политикой во втором ряду».

 

Теперь этот Мартин Шульц берет на себя личную ответственность за СДПГ в предвыборной борьбе в бундестаг, которая будет жестче, чем многие до сих пор. В которой речь пойдет не только о благополучии его собственной партии, а о силе демократического центра.

 

Предвыборная борьба, в которой в основном будет зависеть от Шульца останется ли СДПГ в европейском кризисе социал-демократии своего рода твердой скалой в бушующем море — или и она тоже исчезнет из-за бесполезности, где-то между консерваторами, а также левыми и правыми популистами.

 

 

И, наконец, статья двухгодичной давности Э. Самедова.

 

http://news.day.az/politics/538365.html

 

 

 

 

Штрихи к портрету Мартина Шульца

 

 28 ноября 2014 13:48                                                                                                                                                           Эльвин Самедов

 

По сравнению с прошлыми годами, в последнее время в мире наблюдается дефицит настоящих политиков. В наше время действительно очень мало солидных и сильных политиков, глубоко понимающих идущие на международной арене процессы, определяющих ход событий, а порой и влияющих на них.

 

 

 

К сожалению, в результате недостатка политиков, обладающих всесторонними знаниями, богатым опытом, сильным характером и твердой волей, или же того, что они остаются в стороне от политической деятельности, в последнее время руководство очень важными и авторитетными международными структурами поручается случайным людям. Они горят желанием заняться политикой, однако крайне некомпетентны с политической точки зрения и не имеют никакого представления о системе международных отношений.

 

Возьмем, к примеру, Мартина Шульца - главу Европарламента, считающего своим основным приоритетом права человека и демократические принципы.

 

Если взглянуть на его деятельность до прихода в Европарламент, то всплывают интересные факты.

 

Мечтавший с детства стать футболистом Шульц впоследствии пристрастился к алкоголю и не смог осуществить свою мечту. "В школьные годы я ничем, кроме футбола, не занимался. Во время одного матча я получил травму колена, перестал успевать в школе и, впав в депрессию, пристрастился к алкоголю", - признался он в интервью газете "Financial Times" от 26 апреля 2013 года.

 

В статье о Мартине Шульце в номере британской газеты "Economist" от 11 мая 2013 года в карикатурной форме преподносится его стремление занять высокую должность в Брюсселе, а также отмечается, что он был алкоголиком. В публикации журналист называет Шульца "исправившимся алкоголиком", а в конце статьи отмечается, что в редакцию поступил звонок из офиса Шульца с просьбой изменить это выражение на "непьющий".

 

Немецкая газета "Bild" отмечала, что в молодости Мартин Шульц потерял работу именно из-за того, что приходил на службу нетрезвым. Затем от Шульца, лишенного пособия по безработице, стали отворачиваться семья и друзья. Он начал заниматься книжной торговлей, а потом долгое время работал руководителем книжного магазина. Через некоторое время Шульц приступил к деятельности в Европарламенте.

 

Еще один из моментов, характеризующих Мартина Шульца, это то, что он - очень скандальный человек, часто выступающий с ненужными заявлениями. Он "известен" своими лишенными здравой логики выступлениями и неадекватными суждениями. Мартин Шульц никогда не мог контролировать себя и свои эмоции. В связи с этим его выступления и заявления зачастую сопровождаются политическими скандалами. К примеру, его слова об экс-премьере Италии Сильвио Берлускони, выступление в израильском Кнессете, высказывания о роли Великобритании в ЕС вызвали резкую реакцию руководства, парламентариев и общественности этих стран, приведя к серьезному международному скандалу. Дело даже дошло до того, что депутат Европарламента от Великобритании Годфри Блум обвинил его в поощрении нацизма.

 

Шульц известен и как автор необъективных, далеких от действительности суждений об Азербайджане и Турции. Он также "прославился" своими исламофобскими идеями. Кстати, период, когда доверие граждан стран-членов ЕС к европейским институтам находилось на рекордно низком уровне, приходится именно на годы руководства Европарламентом Шульца.

 

По мнению экспертов, Мартин Шульц имеет очень большие политические амбиции. Шульц, заявляющий о том, что якобы посвятил свою деятельность лишь делу торжества европейских ценностей, в действительности во время выборов в Европарламент, отставив в сторону депутатскую деятельность, всячески добивался должности председателя Еврокомиссии. Так, когда Шульц во второй раз избирался на должность председателя Европарламента, на самом деле он преследовал другую цель - уйти из Европарламента и занять кресло руководителя Еврокомиссии. Но ему это не удалось.

 

Финансовые дела Мартина Шульца тоже не радуют. Так, согласно журналистскому расследованию, проведенному в выпуске идущей на немецком телеканале ADR программы "Report Mainz" от 29 апреля 2014 года, если депутаты Европарламента принимают участие или, как минимум проходят регистрацию на пленарном заседании и заседании комитетов, то получают ежедневно 304 евро. А Мартин Шульц получает выплаты 365 дней в году, независимо от того, где находится и что делает - руководит сессией парламента в Брюсселе или Страсбурге, проводит спокойный уик-энд с семьей или участвует на заседании Социал-демократической партии. А это, без налоговых отчислений, составляет примерно 110000 евро в год. (Его личный доход в год составляет примерно 200000 евро).

 

Обращает на себя внимание тот факт, что в бытность Шульца руководителем Европарламента петиции о грубом нарушении прав человека в странах-членах ЕС практически не рассматривались. Самое интересное, что жалобы, поступающие из Германии, вовсе не принимались. Вместо этого Шульц демонстрировал предвзятую, опирающуюся на двойные стандарты позицию в отношении событий, происходящих в других странах, что может расцениваться как попытка грубого вмешательства во внутренние дела этих стран.

 

Если изучить цели, поставленные Шульцем в начале первого срока председательства в Европарламенте, а также его выступления во время переизбрания, можно увидеть, что приоритетными он считает такие задачи, как уменьшение безработицы в Европе, в частности обеспечение занятости молодежи, сохранение демократических ценностей и др. Однако на деле эти проблемы не только не были решены, но и продолжают усугубляться.

 

 

P.S. СМИ отмечают, что несколько лет назад мало какой из телеканалов пригласил бы Мартина Шульца на интервью. Потому что он, по мнению журналистов, был неудачником, грубияном с вульгарной внешностью. Быстро поняв это, Шульц поработал над своим имиджем и принял решение самостоятельно выбирать телеканалы и время выступления на них.

 

 

P.P.S. О Мартине Шульце, вернее, о его странных качествах, можно написать многое. Но самое плачевное, что человек, обладающий этими "качествами", является президентом такой структуры, как Европарламент - организации, прошедшей огромный путь развития, заявившей о своих ценностях и объединившей европейских депутатов, руководствующихся такими принципами, как права человека, демократия и экономическое развитие. А о каких законах, критериях и демократических принципах можно говорить в данном случае?! Руководство Европарламентом Мартина Шульца ничему иному, кроме как нанесению ущерба имиджу структуры, не служит.