РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

Эдвард Ковалерчук

Бинарное оружие, задача Пуанкаре и горсть таблеток

21.01.2018

 

Если, прочитав заголовок, Вы сочтёте, что предлагаемая статья представляет собой некий винегрет из несовместимых компонентов, то я просил бы вас не спешить с выводами. Кажущаяся вначале несовместимость, как вы увидите, приведёт, в конце концов, ко вполне себе общему выводу. Так что, давайте начнём всё-таки по порядку перечисленного.

Что такое бинарное оружие – известно многим. Для тех же, кому не известно, поясню насколько возможно популярно. Бинарное оружие – это разновидность химического оружия, запрещённого, кстати, международной конвенцией во многих странах. Смысл такого оружия сводится к тому, что его боевое применение возможно только после химической реакции соединения двух почти что безвредных и безопасных при раздельном их хранении компонентов. Грубо говоря, так: лежат себе на складах в каких-то ёмкостях некие безобидные химические вещества. На одном складе – одни, на другом – другие. Лежат себе и лежат, и нет никому от них никакого вреда. Но вот, привезли на третий склад бочку одного и бочку другого, да и слили в одну ёмкость. Вот тут-то и получится поистине адская смесь. Поэтому-то международная конвенция и исходные, т.е. те самые «безобидные» компоненты тоже запрещает. Вообще-то говоря, в реальном оружии эти два вещества не на разных складах хранят, а прямо-таки в одном флаконе, то есть, простите,  в одном снаряде. Ну, например, в артиллерийском снаряде. Они там до выстрела всё же отделены друг от друга непроницаемой перегородкой. Но вот в момент выстрела перегородка эта ломается, и в снаряде, пока он летит, бешено при этом вращаясь (ему ведь нарезки ствола это вращение создают), оба вещества друг с другом основательно перемешиваются и получается, как уже говорилось, адская смесь или БОВ – боевое отравляющее вещество, например зарин. Вот на этом мы пока остановимся и перейдём к задаче Пуанкаре.

Сразу замечу, что речь здесь пойдёт не о той теореме Пуанкаре, которая стала столь популярной после того, как её успешно доказал Гриша Перельман, то есть не о свойствах трёхмерных тел. Речь пойдёт о другой задаче, а именно о задаче гравитационного взаимодействия трёх телНад задачей гравитационного взаимодействия всего лишь трёх тел, которые вроде бы подчиняются ньютонову обратно-квадратичному закону тяготения, математический мир бился не одну сотню лет. И до сих пор бьётся. Правда, сегодня мы знаем, что динамика трёх тел хаотична — настолько нерегулярна, что несёт в себе элементы случайности. Для задачи трёх тел в 1912 году Карлом Зундманом было получено общее аналитическое решение в виде рядов. Хотя эти ряды и сходятся для любого момента времени, с любыми начальными условиями, но сходятся они крайне медленно. Для задачи трёх тел Генрихом Брунсом и Анри Пуанкаре было показано, что её общее решение нельзя выразить через алгебраические или через однозначные трансцендентные функции координат и скоростей.  На сегодняшний день для N=3 ряды Зундмана даже при современном уровне компьютеров использовать практически невозможно. Короче говоря, на вопрос о том, каково гравитационное взаимодействие трёх, а тем более большего количества тел, никто с определённостью ответить не может. Если вы одолели этот абзац со специфическими формулировками из теоретической физики, то можете выдохнуть. Дальше всё пойдёт гораздо легче для понимания, но, предупреждаю заранее, гораздо драматичнее для восприятия.

Итак, мы усвоили, что из двух безобидных веществ легко и быстро можно получить убийственную смесь. А также мы усвоили, что если в трёх соснах можно заблудиться лишь фигурально, то разобраться с гравитационным взаимодействием трёх тел не удаётся даже продвинутой современной науке. И вот теперь-то мы займёмся нашими таблетками. Любимыми нашими таблетками, с помощью которых так легко избавиться от всех хворей. Ну, прямо так легко, никаких усилий не требуется: заглотил – и всё в порядке! Правда, от одних болячек нам доктор прописывает одни таблетки, а от других – другие. Да и ходим мы порой не к одному доктору. То к терапевту, то к урологу, то к гастроэнтерологу, то к эндокринологу, то к невропатологу… Врачей, чем дальше, тем в нашей адресной книжке всё больше и больше. В лучшем случае доктор, прежде чем выписать рецепт, поинтересуется тем, что мы уже принимаем и, покопавшись в своей богатой опытом памяти, а то и заглянув в фармакологический справочник  и глубоко задумавшись, решит, что с чем можно совместить. Да и мы ведь и сами не за печкой родились. Инструкцию к каждому препарату внимательно читаем. А там – десяток показаний, пара десятков противопоказаний и ещё куча побочных эффектов и информация о совместимости (или несовместимости) с другими лекарствами. И всё с вероятностями. Потом мы ещё в Интернет заглянем – чего люди-то пишут, кому чего помогло, а кому всё это без толку или, хуже того, навредило. Только от всего этого прочтения одна каша в голове. Если только две разные таблетки, очень по отдельности полезные, могут при соединении между собой в нашей утробе нас отравить, ну прямо как бинарное оружие, то что говорить о трёх и более таблетках! Результат соединения трёх и более таблеток, да ещё и с учётом индивидуальных особенностей пациента, это же хуже, чем задача Пуанкаре! Не то что ни один доктор, ни один компьютер рассчитать не в состоянии! Понимаем ли мы это, когда дневная порция таблеток едва помещается в нашей горсти?

 

P.S. И вот вам, кстати, свежий конкретный пример:

https://news.israelinfo.co.il/health/70140