РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

Формула распада

К этой публикации меня побудила таблица, выложенная в "Одноклассниках" пользователем Альбертом Каримовым ещё в начале этого года, после чего её перепостили многократно другие пользователи. Речь идёт о таблице результатов референдума, который состоялся 17 марта 1991 года и на котором решалась судьба Великой Державы - Союза Советских Социалистических Республик. Вот эта таблица, выполненная телекомпанией "Мир":

 

 

 

 

Смущает при этом то обстоятельство, что реакция на эту таблицу, как это водится на уважаемом социальном сайте "Одноклассники", сводится к "лайкам", "дизлайкам", призывам "ставьте класс!" и прочим таким примитивным, хотя и эмоциональным комментариям, которые больше соответствовали бы каким-нибудь скандальным картинкам, нежели одному из самых драматичных событий мировой истории.

Из тех, кому сейчас 25 - 30 лет, мало кто воспринимает распад СССР как крупнейшую геополитическую катастрофу XX века. Для большинства молодых людей это уже глубокая история. Они никогда не жили в Советском Союзе, поэтому судить об этом событии могут только опосредованно через память старшего поколения. Но память человеческая несовершенна, нам свойственно забывать даже важные детали былого и выстраивать историческую картину в искажённом виде, искренне веря, что именно эта искажённая картина и есть историческая истина. Это случается не только с простыми людьми, но и с профессиональными учёными - историками. Недаром современные учёные считают, что события и явления описываемого исторической наукой прошлого не вполне достоверны, то есть носят вероятностный характер. Это относится прежде всего к тем историческим периодам, когда документальные источники информации мало тиражировались, утрачивались как по естественным причинам, так и намеренно уничтожались. Бесценным преимуществом нашего времени является возможность практически неограниченного тиражирования документов в цифровом формате. В то же время также неограниченно может распространяться и дезинформация, и злостная фальсификация. Это явление приобрело сегодня название информационной войны.

Поэтому каждый, кто чувствует ответственность за сохранение неискажённой исторической истины, должен всеми доступными способами вносить свой вклад в её распространение, сопоставляя данные из собственной памяти с первичными документальными источниками. В связи с этим вниманию читателей сайта "Круг интересов" предлагается специальный проект одного из самых авторитетных источников информации - ТАСС.

 

Эдвард Ковалерчук
24.09.2017

 

 

 

Источник: http://tass.ru/spec/ussr-referendum

 

 

 

 

25 лет назад, 17 марта 1991 года, состоялся референдум о сохранении Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Впервые советские граждане получили возможность выразить свое мнение о будущем страны.

 

        Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?

    – вопрос референдума

 

76,4% проголосовавших ответили "да" на поставленный вопрос.

 

События тех дней до сих пор все оценивают по-разному. Одни считают, что воля большинства, отдавшего голос за сохранение Союза, была в дальнейшем предана; по мнению других, государство в той форме, в которой оно существовало, уже ничто не могло бы спасти.

 

Распад СССР называют крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Даже те, кто не сожалеют о крахе советского режима, зачастую упоминают о личной трагедии, связанной с утратой страны, в которой они родились.

 

ТАСС открывает серию материалов о событиях 1991 года, приведших к распаду СССР, с воспоминаний о мартовском референдуме, его причинах и последствиях. За что голосовали советские граждане и действительно ли их мнение было проигнорировано?

 

17 марта 1991 года:

"Быть или не быть Отечеству?" Хотя на самом деле такая постановка вопроса – очередная демагогия: ничего уже не остановить, чем бы этот референдум ни закончился"

 

– Анатолий Черняев, помощник генсека ЦК КПСС, затем президента СССР по международным делам (из книги "Дневник помощника президента СССР")

 

 

 

Запутанные формулировки

 

Формулировка основного вопроса, вынесенного на референдум, с самого начала вызвала очень много споров, казалась запутанной – то ли идет речь о сохранении СССР, то ли о новой федерации. У многих противников Союза не поднималась рука отвергнуть обещания властей соблюдать права и свободы человека. Каждый понимал вопрос по-своему. Но в целом мысль о том, что у обычных граждан впервые спросили, в какой стране они хотели бы жить, казалась упоительной.

 

Принятое на референдуме решение, согласно постановлению Верховного совета СССР от 16 января 1991 года, должно было стать "окончательным". Но в постановлении была и вторая, менее известная часть. В ней было несколько оговорок, на основе которых можно сделать вывод о том, что результаты референдума носили скорее рекомендательный характер. Это еще больше запутало ситуацию, в том числе и для будущих трактовок итогов плебисцита.

 

 

 

 

 Было много споров вокруг формулы всенародного опроса… Демократическая печать немедленно приняла ее в штыки… Жаловались на то, что в одну связку соединены вопросы о сохранении Союза ССР и его обновлении, преобразовании в федерацию… Мне много раз пришлось разъяснять, что упоминание об СССР не содержит в себе никакого подвоха, никакой задней мысли... К тому времени был готов проект договора о Союзе суверенных государств… Отвечая на вопросы о сохранении Союза, граждане должны были, конечно, иметь в виду, что речь идет не о старом, а о новом, преображенном, подлинно федеративном, союзном государстве.

 

– Михаил Горбачев, генсек ЦК КПСС, президент СССР (из книги "Жизнь и судьба")

 

 

 

Голосование проходило в девяти из пятнадцати республик Советского Союза. Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Армения и Грузия официально отказались проводить референдум, хотя часть населения этих республик все же смогла проголосовать на избирательных участках, организованных отдельными Советами народных депутатов и общественными организациями. Состоялся референдум и в некоторых автономных республиках, входивших в состав "отказников". В частности, за сохранение СССР проголосовало подавляющее большинство жителей Приднестровья и Гагаузии (входили в состав Молдавии), а также Абхазии и Южной Осетии (входили в состав Грузинской ССР; в день референдума грузинские войска атаковали столицу Южной Осетии г. Цхинвал).

 

Подробнее об организации референдума. Досье ТАСС

 

Геннадий Бурбулис, один из ближайших соратников Бориса Ельцина, бывший в то время народным депутатом СССР, в беседе с ТАСС подчеркнул, что если сравнить число лиц, имевших право голоса на выборах народных депутатов СССР в 1989 году (192,6 млн человек) и на всесоюзном референдуме 1991 года (185,6 млн), то получается, что около 7 млн уже признавались не гражданами СССР.

Он также напомнил, что Казахстан (почти 10 млн избирателей) вынес на референдум свой вопрос: "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств?". А Украина (почти 38 млн избирателей) своим дополнительным вопросом: "Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?" – конкретизировала те условия, на которых она готова войти в состав "обновленного Союза". Аналогичный процесс происходит и в России – на съезде народных депутатов РСФСР принимается решение дополнить референдум вопросом о введении института президентства.

 

 

Обратите внимание, что, как и Казахстан, Украина исключила из формулировки социалистическую направленность нового образования и акцентировала его конфедеративность, заменив слово "республик" на "государств". И на этот вопрос положительных ответов на 10% больше, чем на общесоюзный вопрос

 

 

– Геннадий Бурбулис, народный депутат СССР

 

 

Еще один народный депутат, входивший в команду Ельцина, Сергей Станкевич, рассказал ТАСС, что будущий первый президент РФ первоначально негативно воспринял идею проведения референдума. Ельцин считал, что это помешает российскому проекту преобразований, и выступал против любых попыток сохранить директивный союзный центр.

"Были очень жаркие дебаты внутри ельцинской команды, и его удалось убедить, что надо участвовать в переговорах, идти на референдум, но при этом вынести на него и наш собственный вопрос о введении президентского поста в России", – напомнил Станкевич.

В итоге население по крайней мере двух республик – России и Украины – голосовало одновременно и за сохранение СССР, и за децентрализацию.

 

 

Сам факт проведения референдума был актом роспуска Советского Союза. Если вы проводите референдум о необходимости обновленного Союза и ожидаете решения, это значит, что старого уже не будет. И если вы проводите референдум о необходимости обновленного Союза в девяти республиках из пятнадцати, то это также значит, что прежнего Союза уже не будет.

 

– Сергей Станкевич, народный депутат СССР

 

 

 

По словам Станкевича, 17 марта, отвечая "да" на основной вопрос референдума, граждане СССР голосовали за политическое обещание, обновленный Союз, в котором все экономические и политические права человека будут защищены. Однако очень скоро стало очевидно, что этим обещаниям не суждено быть реализованными. Неслучайно подписание лидерами России, Белоруссии и Украины Беловежских соглашений в декабре 1991 года о прекращении существования СССР не привело к массовым протестам. Хотя многотысячные митинги и манифестации были в то время весьма распространенным явлением. В сознании большинства СССР перестал существовать еще раньше, чем были поставлены подписи на соглашениях. Но тогда еще никто не осознавал, что значит жизнь в разных государствах и каковы последствия распада СССР.

 

 

 

 

 

 

 

Можно ли было спасти СССР

 

Негативный ход событий, приведший к распаду Союза, стал результатом действия как раз тех сил, которые, утратив всякое чувство меры, стремились одни – любой ценой сохранить старые порядки и свою власть, другие – захватить власть любым способом… Именно жаждой власти объясняются крайняя нетерпимость и агрессивность национальных элит в бывших союзных республиках, которые принесли в жертву собственным амбициям интересы своих народов, кровно заинтересованных в сохранении союзного государства

 

– Михаил Горбачев, генсек ЦК КПСС, первый президент СССР (из книги "Жизнь и судьба")

 

 

 

В "Горбачев-фонде" ведут отсчет распада СССР с событий 1986 года, когда в середине декабря в Алма-Ате (столица Казахской ССР) произошли массовые беспорядки на национальной почве. Впервые с начала перестройки против демонстрантов применялись войска. Несколько человек погибли, десятки пострадали.

Затем последовали события в Нагорном Карабахе, Прибалтике, Грузии и далее практически везде. Кризис развивался, ухудшалась ситуация в экономике, и одновременно разворачивалась борьба между сторонниками и противниками реформирования СССР. Горбачев оказался между закостеневшей партийной верхушкой и демократической оппозицией, которая отнюдь не была однородна.

 

 

 

По мнению Станкевича, "блестящим шансом" договориться и сохранить единое государство было лето 1990 года. Тогда даже среди самых радикальных предложений не было и речи о роспуске СССР, оппозиция была настроена на заключение Союзного договора. Первые же разочарование и ощущение безнадежности появились в сентябре, когда Горбачев отверг программу Шаталина – Явлинского, бывшую компромиссом между его командой и оппозицией и предлагавшую реалистичный путь перехода к рынку. Президент СССР не смог пойти против председателя Совета министров СССР Николая Рыжкова.

Это стало началом конца, считает Станкевич.

 

25 сентября 1990 года

Вчера был, употребляя горбачевский термин, день прорыва. М. С. несколько раз яростно выступал в Верховном Совете о рыночной программе и требовал особых полномочий для ее осуществления. Но решение опять отложено, и опять образована комиссия во главе с ним, и опять она включает несовместимое. И это все видят, но уступают его неистребимой тактике компромисса. А все катится тем временем под откос, гибнет урожай, рвутся связи, прекращаются поставки, ничего нет в магазинах, останавливаются заводы, бастуют транспортники

 

– Анатолий Черняев, помощник генсека ЦК КПСС, затем президента СССР по международным делам (из книги "Дневник помощника президента СССР")

 

 

 

Два сценария и ни одного результата

 

14 января 1991 года новым премьер-министром был назначен Валентин Павлов. Через неделю был подписан указ о проведении в стране конфискационной денежной реформы, получившей в народе название "павловской" по имени ее автора.

Реализация реформы шла в два этапа. На первом – в СССР было прекращено обращение купюр достоинством в 50 и 100 рублей образца 1961 года. В рамках второго этапа, согласно указу президента СССР от 19 марта 1991 года, со 2 апреля в Советском Союзе были втрое повышены цены на товары народного потребления.

 

 

 

 

28 января 1991 года

Идет информация: Запад от нас отвернулся, перестроечная атмосфера испарилась, все ждут нашего краха. Внутренняя же информация все больше убеждает, что из всей государственности у Горбачева остались только армия и КГБ. И он все откровеннее склоняется пользоваться ими. Морально-политическая его изоляция – это факт, все держится на инерции. Страна просто не знает, что с собой делать. Деньги отобрали. Но москвичам, даже меняя, не выдали взамен 50-рублевых купюр на зарплату: банкнот не хватает. И боятся их печатать, потому что неизвестно, какой герб будет и как будет называться страна. Не говоря уже о том, какого вождя придется ставить на купюрах

 

 

– Анатолий Черняев, помощник генсека ЦК КПСС, затем президента СССР по международным делам (из книги "Дневник помощника президента СССР")

 

Эти строки были написаны помощником президента СССР не только под впечатлением павловской реформы. Советская интеллигенция была раздавлена событиями в Прибалтике.

 

К концу 1990 – началу 1991 года было понятно, что коммунистический проект, на котором держался Советский Союз, дышит на ладан. Процесс разрушения начался с Прибалтики, вопрос был лишь в том, как далеко он зайдет. В такой ситуации были два варианта: попытаться удержать этот проект силой или договориться о взаимовыгодном сотрудничестве

 

 

– Сергей Станкевич, народный депутат СССР

 

 

Силовой сценарий был обкатан в январе 1991 года в Литве и Латвии. В Вильнюс вошли танки и десантные войска, был захвачен телецентр. Погибли 14 человек, десятки были ранены. В Риге произошла перестрелка с ОМОНом, погибли пять человек.

В ответ на эти события 20 января в Москве около 800 тысяч провели митинг в поддержку Прибалтики. Демонстранты требовали вывода воинских частей с территорий союзных республик, заявивших о намерении отделиться от СССР, деполитизации армии и отставки Горбачева. Среди лозунгов были: "Сегодня Литва, завтра Россия. Не допустим", "Свобода умрет вместе с нами".

По словам Станкевича, это был очень драматичный момент, сигнал снизу был услышан, хотя от силового сценария внутри центрального партаппарата окончательно не отказались.

Через 10 дней после референдума 17 марта в Москву были введены танки – впервые за годы перестройки. Это произошло перед съездом народных депутатов РСФСР. Также было выпущено постановление о запрете митингов и демонстраций с 26 марта по 15 апреля.

 

 

Почему центральная власть так боялась и волновалась по поводу этого съезда? В соответствии с итогами референдума, который прошел на территории России, на съезде должен был быть решен вопрос о введении в России поста президента. Кремль делал все возможное, чтобы этого не случилось. Поэтому войска, поэтому запрет на митинги и демонстрации, поэтому страшная атмосфера ожидания возможной крови и даже начала гражданской войны

 

 

– Татьяна Юмашева, дочь Бориса Ельцина

 

 

Третья и последняя попытка применения силового сценария для сохранения СССР состоялась уже в августе 1991 года. В ночь с 18 на 19 августа, фактически накануне подписания нового Союзного договора, представители высшего советского руководства во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым сформировали Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП), отстранили президента Горбачева от власти и ввели в Москву военную технику.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Путч провалился, но вместе с ним был утерян и шанс на реализацию "договорного" сценария по сохранению единого государства на основе нового Союзного договора. Процесс его подготовки, получивший название "Новоогаревский", был запущен 17 марта.

Как вспоминает Станкевич, переговоры шли очень трудно. Главы республик впервые в истории ощутили себя полноценными хозяевами больших территорий, о чем раньше никто не мог помыслить. И, конечно, было немало столкновений личных амбиций, интересов, у многих были опасения перейти некую воображаемую красную черту, а вдруг процесс повернется вспять? Но тем не менее был согласован довольно хороший Союзный договор, который мог стать основой для структуры, сравнимой по уровню интеграции с тем, что сегодня есть в Европейском союзе, и даже превосходящей его, считает Станкевич.

Речь шла об общей внешней политике, общей армии, валюте с единым эмиссионным центром, а также предполагалась общая конституция, в которой будет прописано право выхода из Союза. Документы были парафированы девятью республиками, и осталось их только торжественно подписать 20 августа 1991 года.

Но путч смешал все планы и стал "точкой невозврата". Республики, которые еще накануне были согласны на Союз, были в ужасе от того, что произошло в Москве. Команда Ельцина сразу после путча предприняла попытки уговорить руководство других союзных республик не отказываться от договора, но все боялись повторения августовского сценария. Позднее, отойдя от шока, Новоогаревский процесс попытался возродить Горбачев, но к уровню соглашений, достигнутых до путча, вернуться было уже невозможно.

 

 

20 августа страна, наше родное Отечество, несмотря на все его вопиющие в истории преступления, несмотря на ту катастрофу антропологическую, национальную, этническую, профессиональную, интеллектуальную, культурную, которая связана была с репрессиями, мы имели шанс. Он был выстрадан в сложнейших переговорах в "Ново-Огареве". После ГКЧП мы потеряли какие-либо шансы договорного процесса. ГКЧП – политический "Чернобыль" советской тоталитарной системы

 

 

– Геннадий Бурбулис, народный депутат СССР

 

 

 

Продолжение следует... Если вы хотите поделиться своими воспоминаниями и переживаниями о событиях эпохи конца СССР, ваши истории, архивные фото и видео ждут по адресу smm_site@tass.ru

 

 

Над проектом работали

автор проекта: Марианна Беленькая

корреспондент: Борис Клин

Бильд-редактор: Роман Канащук

Графика: Сергей Алексеев

 

Источники: ТАСС-досье; Анатолий Черняев, "1991 год: Дневник помощника президента СССР";  сайт "Горбачев-фонда"; Михаил Горбачев, "Жизнь и реформы" и другие открытые данные.

 

Первое фото: митинг на Манежной площади в Москве, 10 марта 1991 года, © Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС