РАССКАЖИ ДРУЗЬЯМ

Круг интересов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   ВЕЧЕРНИЙ МАЙН

 

С травяным настоем

                         воздух, как дурман.

Серой пеленою

                         стелется туман.

В сумерках аллеи

                         силуэты пар,

Как узор камеи

                         выткан тротуар.

Чуть дрожа листвою,

                         старый белотал,

Головой седою

                         на воду упал.

Фонари, как свечи,

                         пристань на реке,

Летний лунный вечер

                         в каждом уголке.

Теплота и нежность,

                        светлая печаль,

Парусник надежды

                        уплывает вдаль.

Тихое журчанье,

                        пенных струй разбег,

Лебеди на Майне

                        белые, как снег.

 

 

 

 

 

              ВСТРЕЧА

 

Как по новым местам незнакомым,

Погасив ностальгии волну,

Я бродил по Тверским и Садовым,

Словно прибыл в другую страну.

 

Розовели закатные дали

Над высокой кремлёвской стеной,

Колокольные звоны вещали

Нам о бренности жизни земной.

 

Я смотрел на усталые лица,

Торопливо идущих людей,

Редкий гость зарубежный столицы,

Позабытый, ненужный, ничей.

 

Постоялец  панельных коробок,

Старый клоп коммунальных щелей,

Обалдевший от смога и пробок,

От избытка российских рублей.

 

Благодать колокольного звона,

Как страны возрождаемой клич.

В лабиринтах стекла и бетона

Заблудился бывалый москвич.

                                              06.2005

 

 

 

                ЖИЗНЬ

 

Нас время мчит неумолимо

С рожденья к смерти напрямик

А в жизни всё неповторимо,

И ослепительно, как миг.

 

Звучат последние куплеты,

В ударе старый лицедей.

Какие острые сюжеты,

Какие судьбы у людей.

 

Есть угодить чем Мельпомене

И текст и маски – всё к лицу.

Фонтан страстей бурлит на сцене,

Жаль, что спектакль идёт к концу.

 

Он длился долго без замены,

Под крики «браво» и под свист

И не уйти живым со сцены

Будь ты герой или статист.

 

Игра ва-банк, где у актёров

Нет ни проторенных дорог,

Нет ни антрактов, ни дублёров,

Где каждый отыграл, как мог,

Не отыскав  дороги к храму,

Свою трагедию, иль драму.

                                                05.2005

 

 

 

                                       В.Ж.

                          1

Харизматический политик,

Философ, тонкий аналитик,

Блестящий полемист – оратор,

Непревзойдённый провокатор.

Большой шутник и юморист,

По пункту пятому – юрист,

Любитель собственной особы

И проходимец высшей пробы.

 

                          2

Да, время старит нас и губит,

Но Вас ещё глубинка любит.

И там российский «патриот»

Вас слушает, раскрывши рот.

А тем, кто в голову «контужен»,

Ваш голос, как наркотик нужен.

 

                          3

О, джин, иудо-православный,

Один вопрос, но самый главный:

«Ответь, бутылочное диво,

Ты не лубянского разлива»?

 

                       ***

Смесь пустословия и шума,

Проснулась деловая дума.

Кипят нешуточные страсти,

Рвут нашу «Родину» на части.

 

Что больше - спеси или дури,

Кто прав – Рогозин иль Бабурин,

Кто рубит правду, а кто врёт,

Кто ренегат, кто патриот.

 

Что было общего – всё в клочья,

Ведь у обоих хватка волчья.

В итоге – из большой уродины

Две малых получилось «Родины».

 

                      ***

В очередной дворцовой сваре

Владимир Вольфович в ударе.

Ему представился карт-бланш,

Взять убедительный реванш.

За оскорбления и побои

В последнем думском мордобое.

 

Доволен мудрый сын юриста

Сработано легко и чисто.

 

 

 

 

 

                РАЗРЫВ

 

Мы разошлись и это точно,

И вряд ли мы сойдёмся вновь.

Так были связаны непрочно

И наша дружба, и любовь.

Когда на хаймовском1) пороге,

Судьба свела наши дороги.

Увы, без близости сердечной

Не получилось дружбы вечной.

И не спонтанно, и не вдруг

Случайных уз распался круг.

 

От всех полемик и бесед,

Вплоть до последней нашей встречи,

В душе остался горький след

От тупика противоречий.

 

Наверное от безнадёги

Мы по одной брели дороге:

Осколки прожитого века

Два очень разных человека.

                                          06.03.05

__________________________

1) От немецкого Heim (в данном случае - общежитие)

 

 

 

 

                       ***

Какие приятные лица,

Какой благодатный пейзаж.

И снова мне ночью не спится,

В седой голове ералаш.

 

И отдыха нет ни минутки,

И мысли проносятся вскачь.

Так пишет свои прибаутки

Ваш добрый, ехидный рифмач.

 

 

 

                       ***

Кто пьёт любую чертовщину,

А для кого хмельное – яд.

Кто ест мацу, не ест свинину,

Я ж потребляю всё подряд.

 

 

 

                       ***

Он по кудрям своим густым

Казался парнем холостым.

Но по рогам витиеватым

Он безусловно был женатым.

 

 

 

                       ***

И совсем она не птица,

С тройкой русскою беда:

Коренной назад косится,

Пристяжные – кто куда.

 

 

 

                       ***

Душа там, а тело здесь,

От хандры ни пить, ни есть.

При таком, представьте, стрессе

Целый пуд прибавил в весе.

 

 

 

                       ***

На две части, на две доли

Жизнь моя расколота.

Не сошли ещё мозоли

От серпа и молота.

 

 

 

                       ***

И стопарь не по размерам,

Да и водка, как вода.

За каким, скажите, хером

Мы приехали сюда.

 

 

 

***

Есть сила в красоте бесспорно,

Когда прекрасны суть и форма,

А не один блестящий фантик.

И жив ещё чудак-романтик,

И он надеется и ждёт,

Что красота весь мир спасёт.

 

 

 

                       ***

Нельзя в России честным быть:

С волками жить, по волчьи выть,

Всю эту грязь не замечать

И чёрный нал не получать,

И защищать семью и кров

От рэкетиров и воров.

 

 

 

                       ***

Быть может, пессимисты правы

И времена не те и нравы.

И стоит ли детей учить,

Как ложь от правды отличить,

В чём чистота и благородство,

Что красота, а что уродство.

 

Где беспредел, а не свобода

Мораль меняется, как мода.

 

 

 

 

«ЛИСТОК ИЗ ДНЕВНИКА»

 

Прошу простить наивняка,

Нашёл листок из дневника.

Прочтя его затосковал,

И всё, как мог, зарифмовал.

 

Хоть интерес Ваш разделяю,

Но чей дневник, увы, не знаю.

В нём всё по рыцарски отважно

И кто писал уже не важно.

 

Когда-то ел я только мясо

И был любовник экстра-класса.

Теперь же перейдя на овощи,

Снять не могу штаны без помощи.

 

Хотел я, чтобы не заснуть,

Её за что-нибудь куснуть.

Но есть же олухи на свете

Оставил зубы в туалете.

 

Когда увидел её прелести,

Чуть было не отпали челюсти.

И как все страстные натуры

Пришёл в экстаз от увертюры.

 

Шекспировской достоин драмы

Упрёк одной прекрасной дамы:

«Держаться не было уж сил,

А он, козёл, не попросил».

 

А ночь так медленно летела,

Как мало сил, как много тела.

Неужто всё, что здесь лежало

Мне одному принадлежало.

 

С такого бюста, не грусти,

Совсем не просто так сползти.

Ещё одно движенье тазом

И мы с тобою рухнем разом.

 

Любовь ушла, и мы расстались,

Но цепи брачные остались.

От них, о узы Гименея,

И голова болит и шея.

 

Опустошительные страсти,

Душа у Дьявола во власти.

Кровать двуспальная, как плаха,

Чем ближе ночь, тем больше страха.

 

Я всё пытался соскочить,

Чтоб наконец-то свет включить.

К утру придя в себя немножко,

Я заглянул во двор в окошко.

 

А там топтунчик – петушок

Чесал хохлушке гребешок.

И аппетитно так, стервоза,

Таскал ей что-то из навоза.

 

Он подмигнул мне, озорник,

Не огорчайся, мол, старик.

Я молодой, я полон сил

И громко так заголосил.

Неугомонный трубадур,

Дремавших соблазняя кур.

 

А небо майское синело,

Светило солнце, жизнь кипела.

Я, отдышавшись стал кумекать,

Как бы ещё покукарекать.

 

Как незаметно, легче тени,

Она вспорхнула на колени.

Теперь уже, вполне легально,

Сидит на шее капитально.

 

P.S.

Быть может «голубые» правы,

Пора менять и вкус и нравы.

 

 

 

 

 

                       ***

Невыполнимая затея,

Найти без звания еврея.

У всех дипломы и мандаты

Сплошь доктора и кандидаты.

Ученье свет, учёных тьма,

В общине горе от ума.

 

Здесь часто даже академики

Ведут научные полемики.

На темы выше понимания,

Но публика полна внимания.

И как на новый сериал,

Охотно заполняет зал.

 

 

 

                       ***

Пусть не богат, одет не модно

И многое не по цене.

Зато как дышится свободно

И как легко живётся мне.

 

 

 

                       ***

Нам здесь почти как европейцам,

По пустякам не крутят бейцы.

И статус наш не очень куцый,

Так что, мой друг, дерзай и путцай1).

______________________________

1) От немецкого putzen - производить уборку

 

 

 

 

 

                       ***

Март на носу – коты запели,

Все влюблены – пора весны.

Урчит Марфушка на постели,

Ей неплохие снятся сны.

 

 

 

                       ***

Всё больше рекламы навязчиво-яркой,

Всё меньше конвертов с российскою маркой

От верных когда-то друзей и подруг,

Любви и надежды сжимается круг.

 

 

 

                       ***

Да, плохо без отечества и отчества,

Мы забываем имена отцов

И нас всё чаще мучит одиночество

На улицах немецких городов.

 

 

 

                       ***

Меняются эпохи и века,

Приходят в мир другие поколения.

Неумолимо времени река

Несет былое в океан Забвения.

 

 

 

 

 

                                          Р.Е.

 

Настало время Пенелопе

Скакать галопом по Европе.

По городам её и весям

Компашкой дружной куролесить.

 

Почти как близкая родня,

С билетом выходного дня,

С едой домашнею в кульке,

С грюнкартой в старом кошельке.

 

Вдыхая запахов букет

От бутербродов и котлет

На лавочке, как в ресторане,

Беседовать о Модильяни.

 

 

 

 

                                       И.Ф.

 

Уже давно зашло светило

И спать ушли жена и дети,

Лишь дед – законченный мудрило

Мозги полощет в Интернете.

 

 

 

 

                       ***  

Ни ясной цели, ни маршрута,

То прем по центру напрямик,

То вправо чуть, то влево круто,

То вдруг назад, а там – тупик.

 

 

 

                       ***

Россия снова заблудилась

И сколько воду ни мути,

Что мы на правильном пути,

Всем ясно, что с похмельной дрожью,

Мы вновь бредем по бездорожью.

 

 

 

                       ***

В который раз забыли власти

Про две российские напасти.

Коль нет ума, напомнят ноги

Про дураков и про дороги.

 

 

 

                       ***

Пора запомнить и понять,

Что нас ни с кем нельзя равнять.

У нас свой путь, на том весь сказ

И нам другие не указ.

P.S.

Хочу напомнить всем любезно:

Учить Россию бесполезно.

 

 

 

 

                       ***

В дали заснеженной дымок закурится,

В грунт промороженный труба забурится.

И вспыхнет просека свечой багровою,

Заголосит тайга тоской еловою.

 

 

 

 

                       ***

Досрочно выполнена квота

И кто-то даже впал в экстаз.

Дела идут, кипит работа,

Дает Россия нефть и газ.

 

Гудит от мощного напора

Труба в сибирской мерзлоте:

Казны источник и опора,

Ее спасенье в нищете.

 

И хоть встает с колен Держава,

Тревожно за ее судьбу,

Ведь, если кончится халява,

Россия вылетит в трубу.

 

 

 

                       ***

Нам счет за лень и дармоедство

Господь предъявит в судный час.

За то, что правнуков наследство

Мы проедаем уж сейчас.

 

 

 

 

                       ***

Ни голубем тихим, ни соколом ясным,

Когда-то он был коммунистом горластым.

Душою и телом служил Сатане

В кошмарно-прекрасной великой стране.

 

Теперь он вольготно в тепле и внимании

Свой век доживает в буржуйской Германии.

С «высокой морали» клеймит здесь все пошлое,

С тоской вспоминая проклятое прошлое.

 

 

 

 

                      ***

Не соглашусь я никогда,

                         Что жизнь поблёкла.

Очки снимите, господа,

                          Протрите стёкла.

Заголубеет туч свинец,

                          Даль станет ясна.

И вы поймете, наконец,

                          Что жизнь прекрасна.

 

 

 

 

                      ***

Сжимает осень времени тиски,

Прошедшее становиться так близко

И сердце замирает от тоски

Близ каждого холма и обелиска.

 

 

 

 

Новогодний вечер

 

Вот и вспыхнули свечи

                              разноцветным огнём.

В этот праздничный вечер

                              хорошо нам вдвоем.

Удалася пирушка,

                              никого мы не ждем

И мурлычит Марфушка

                              в уголочке своем.

 

Ворожбою прикованный,

                              все сильней каждый раз,

Я гляжусь очарованный

                              в синеву твоих глаз,

В голубые озера

                              дорогих мне очей:

Нет прекраснее взора,

                              нет огня горячей.

 

 

 

 

                       ***

Раз лет прошедших не вернуть

Я о потерянном не плачу.

И в новый год, как в новый путь,

Беру надежду и удачу.

Ну, и как все мое «сословие»,

Немного денег и здоровье.

                                            12.2004

 

 

 

 

                       ***

Опять скандал очередной,

Конца не видно нашим бедам.

Вчерашний друг и брат родной

Недружелюбным стал соседом.

 

Там Кучма – старая лиса,

Большой начальник при Совдепе,

Творил два срока чудеса

И передал бразды Мазепе.

 

И не хватает нужных слов,

Негодование всенародное,

Что матерь русских городов,

Теперь им мачеха холодная.

 

Политиканам веры нет,

При том ни левым и ни правым.

Оранжево-тюльпанный цвет

Так быстро может стать кровавым.

 

Неужто так мозги ослабли:

В который раз – на те же грабли.

 

 

 

 

        ГЛАС НАРОДА

 

В любое время дня и года

Люблю я слушать глас народа,

С похмельной логикой железной,

С сермяжной правдой бесполезной:

 

«На бис в Париже и в Нью-Йорке

Мы шестерим в Большой восьмёрке.

Опять на западный крючок

Российский клюнул дурачок».

 

«Хотелось сразу всех, как в Чили,

Но не смогли, не замочили.

Или сортиров больше нет?

Да, Путин наш не Пиночет».

 

«Хоть он и Буша друг большой,

Но если он холоп душой,

В какую б не рядился моду

Другим не может дать свободу».

 

«На всё особый взгляд имеем,

Весь мир пытаясь удивить.

Одно спасенье – стать евреем,

Чтоб из России отвалить».

 

«Вновь у разбитого корыта,

Хоть лезли нагло и открыто.

 

Вокруг оранжевые флаги,

А мы стоим, как бедолаги,

Перед Европой нагишом

В обнимку с батькой  Лукашём.

 

По всем статьям, по всем вопросам

Хохлы оставили нас с носом».

 

 

«Из большой семьи когда-то

Почти все сбежали в НАТО.

И теперь понять нельзя,

Кто враги там, кто друзья.

 

Вот и думают ребята,

Что нам лучше подойдёт:

Или мы вступаем в НАТО,

Или НАТО к нам придёт».

 

«Нам, конечно же, не брат

Любой натовский солдат.

Но подумайте, как зол,

Будет натовский хохол».

 

 

 

                       ***

Какие земли мы прохлопали,

Хохлы в Крыму и в Севастополе.

Они совсем теряют разум,

Они торгуют нашим газом.

Как беспардонные воришки,

Осталось перекрыть задвижки.

Ну сколько можно нас «кучмарить»,

Пора по ним рублём ударить.

 

 

                     ***

Уже понятно и тупым,

Славянская распалась троица,

А что украинским стал Крым,

Пусть москали не беспокоятся.

Его законно и открыто

Нам подарил Хрущёв Никита,

От доброты своей сердечной

В знак нерушимой дружбы вечной.

За что, пусть нас Господь рассудит,

Его Россия не забудет.

 

 

 

                      ***

Тревожат минского тирана

Цвета  и запахи Майдана.

Ведь даже ханский Кыргызстан

Накрыл оранжевый туман.

 

 

 

 

Петушки и гребешки

 

Когда-то королям подстать

Он мог всех курочек топтать.

Все было: сила, стать орлиная,

Звучала песня петушиная.

 

Но в год Змеи и в год Барана

Он не женился – слишком рано:

«Женюсь, какая чепуха,

Я жду свой год – год Петуха».

 

А время шло и жизнь летела,

Он не жалел ни сил, ни тела.

И, расставаясь без оглядки,

Менял избранниц, как перчатки.

 

Но вот настал год Петуха:

Невеста есть, да сам труха.

Довыбирался петушок,

Завял красавец – гребешок.

 

Теперь он немощным калекою

Уже почти не кукарекает.

А курочка, не став наседкой,

Кудахчет жалобно с соседкой.

 

P.S.

Всем женихам капризным впрок

Здесь есть мораль и есть урок:

Не будьте петушки беспечны,

Ведь гребешки ваши не вечны.

                                             01.2005

 

 

 

 

                       ***

День отошел, дождливый и холодный,

Пропал во мгле лиловый небосклон.

Настырный ветер, словно пес голодный,

Скулит и рвется в жалюзи окон.

 

Минувших лет забытые картины,

Разбуженные памяти волной,

Встают и оживают, как руины,

Покрытые седою пеленой.

 

 

 

 

                       ***

Уже на взводе старости курок

И нас томит душевное ненастье,

И дорог каждый дружеский звонок,

И каждое сердечное участие.

 

И мы спешим, волнуясь, к телефону,

Ещё мы, слава Богу, не одни.

Листва опавшая по мокрому газону

Кружит и падает, как прожитые дни.

 

 

 

 

                         ***

Как ни прекрасен глас народа,

Но демократия слаба.

И тягостна сама свобода

Душе вчерашнего раба.

 

И кажется кому-то нужно

Вернуть берлинскую стену,

Чтобы загнать нас скопом дружно

Назад  в «великую» страну.

 

Где в мрак ночной гляделся тупо

На вышке грозный часовой,

Где вел бесстрашный Карацупа

С врагами призрачными бой.

 

Где весь народ сидел на зоне,

Где сами жертвы – палачи.

И гордый зек в комбинезоне

Ковал от счастья нам ключи.

 

Где ложь за правду выдавали,

А правду прятали, как ложь.

Где до сих пор при слове Сталин

Людей охватывает дрожь.

 

 

 

 

                       ***

Кто цвел на воле, кто в неволе,

Кто испытал двойной комфорт.

Мы все - цветы одной юдоли,

Соцреализма  натюрморт.

 

 

 

                       ***

Из дьявола святого лепят,

Но нас уже не проведешь:

У палачей – любовный трепет,

У остальных – от страха дрожь.

 

 

 

                       ***

Демократы старались не зря:

Президент превратился в царя,

Дума буйная стала послушной,

Власть – безликою и равнодушной.

 

 

 

                       ***

На резвой тройке с бубенцами

Летим, куда не знаем сами.

Рулит надежно и толково

На облучке – Сусанин Вова.

 

 

 

                       ***

Проспали ангелы-хранители,

Добро пропало на планете.

Уже по всем святым обителям

Расставил Дьявол свои сети.

 

 

 

                       ***

У каждого из нас свои забавы:

Кто днями рыщет в поисках халявы,

А у кого повыше идеалы,

Тот ловит новости и смотрит сериалы.

 

 

 

                       ***

Ещё  мы на руках любимых носим,

Ещё не каждый до конца облез,

Ещё не осень шестьдесят плюс восемь,

Но времени осталося в обрез.

 

 

 

                       ***

Ушедшим друзьям не вернуться,

А нам доживать и стареть.

И горько назад оглянуться,

И страшно вперёд посмотреть.

 

 

 

                       ***

По звёздам не гадайте,

Обманны небеса.

Любить не опоздайте,

Пока в цвету краса.

 

В пасьянс судьбы не верьте,

Любая карта врёт.

Не думайте о смерти,

Она сама придёт.

 

 

 

                       ***

На зов паломников печальный

Господь молчит, какой уж век.

Хоть по природе изначальной

Он очень чуткий человек.

 

 

 

 

                       ***

От дум ночных, как от мороки,

Болит седая голова.

И всё трудней ложатся строки,

И всё печальнее слова.

 

 

 

                       ***

Даже добро не терпит беспредела

И в нём нужны пропорция и мера.

 

 

 

 

 

   СОВЕТСКИЙ РОМАНС

 

Слышен стон из застенков ГУЛАГа

Это сталинских «троек» разбег.

Заполняет провалы оврагов

Окровавленный лагерный снег.

 

Хорошо после славной попойки

На рысях проскакать с ветерком.

Запрягает всё новые «тройки»

Легендарный лубянский нарком.

 

Колокольчиков тяжкие звоны,

Как несчастных людей голоса.

Ямщикам удалым при погонах

Красный снег застилает глаза.

 

На таёжных глухих перегонах

Безисходны тоска и печаль.

Сколько судеб в этапных вагонах

Поглотила сибирская даль.

 

Прославляя великие стройки,

Народ гимны поёт сатане

И летят очумелые тройки

По застывшей от страха стране.

 

Мне бы песней заслушаться новой,

Всё забыть и играть в преферанс,

Но застрял в голове непутёвой

Этот старый советский романс.

 

 

 

 

 

                     ***

 

Повысьте зарплаты и пенсии,

Не верим реформе любой.

Такие вот грустные песни

Сегодня звучат над страной.

 

Хапуг – олигархов к ответу,

Народу – поля и леса.

И вновь на «счастливой планете»

Мы будем творить чудеса.

 

И Путин для нас не подарок,

Наелись чекистами всласть,

Тошнит, не пора ли доярок,

Опять возвратить нам во власть.

Восстать пролетарской державой,

Вернуть красный флаг и балет

И в очередь встать за халявой,

С похмелья проснувшись чуть свет.

 

 

 

 

                       ***

Вчера - завистливые, вздорные.

Сегодня – тихие, покорные.

Как ангелы -  богоподобные,

Ни в чём, конечно, не виновные.

Как дети малые – наивные,

Ну до чего же мы противные.

 

 

 

 

                       ***

Не пресловутая соборность,

Ни вера в доброго царя,

Ни лень, ни рабская покорность,

Ни свет кровавый октября,

Ни сталинизма бесовщина,

Не есть российских бед причина.

 

Источник всех российских бед –

Холопских душ имперский бред.

Их черносотенный синдром

Стал для страны фатальным злом.

 

 

 

 

                       ***

Мы понемногу успокоились,

В местах общественных освоились.

Слова и возгласы невнятные

Теперь для нас почти понятные.

Нам стало веселее жить,

Мы даже пробуем шутить.

 

И матерщина вся забыта,

У нас культурный лексикон,

Чуть что: entschuldigen und bitte,

Yawohl, natürlich, wunderschon.

 

 

 

 

            НАШ ДОМ

 

В подъезде шумно от людей,

Вверху тринадцать этажей

И дверь входная лишь одна,

Почти у нашего окна.

Казалось, этот дом большой

Мы невзлюбили всей душой.

 

Всё это надоело слушать,

От болтовни завяли уши.

Тем более совать свой нос,

Но Erdgeschoß есть Erdgeschoß1).

 

Сначала думали что влипли,

Потом освоились, привыкли.

Сидим на кухне, точно в ложе.

Своих считаем и прохожих.

Как занавес раскрыты шторы,

Есть и любимые актёры.

Есть даже рыцарь-гладиатор,

Ну чем ни шоу, чем ни театр.

 

И хоть интриги их известны,

Не все спектакли интересны,

Но мы поймали свой кураж

И нам уж нравится этаж.

И не смотря на весь содом,

Мы влюблены в большой наш дом.

___________________________

1) Цокольный этаж

 

 

 

 

                     ***

Век сатанинского пришествия

Весь мир на грани сумасшествия.

Он полон злобы и обиды,

В нём рвут свои тела шахиды.

И наш земной уютный град

Стал походить на сущий ад.

 

 

 

                       ***

Пусть со словариком в руке,

Не уставая извиняться,

На очень странном языке

Мы всё же пробуем общаться.

 

 

 

                    ***

Анонс: Леонтьев, Розенбаум,

Малинин, Бабкина, Кобзон,

Но как бы приоткрыть шлагбаум

Для новых молодых имён,

Которыми была когда-то

Россия наша так богата.

 

 

 

 

                       ***

В порыве ссоры, сгоряча

Старайтесь не рубить сплеча,

Чтоб навсегда захлопнуть дверцу,

Любой разрыв удар по сердцу.

 

 

 

 

                       ***

Жизнь коротка и быстротечна,

Не тратьте время так беспечно.

Среди забав, среди интриг

Не упустите счастья миг.

 

 

 

 

         В АВТОБУСЕ

 

От красоты остались крохи,

Но Вы, мадам, совсем не плохи:

Парик каштановый окраски,

Живые голубые глазки.

 

Вы смотрите, от страсти млея,

От рюкзака прогнулась шея.

Я Вас почти уже люблю,

Но места Вам не уступлю.

 

 

 

                       ***

А зависть ползает по миру,

Змеёю жалит на тропе,

Но что положено кумиру,

То не положено толпе.

 

 

 

                       ***

Поэтический угар,

Рифм высоких царство.

Для кого он – божий дар,

Для кого – мытарство.

 

 

 

                       ***

Жизнь тихо киснет под рутиной,

В работе злые языки,

Забиты сплетен паутиной

Все  головы, как чердаки.

Из быта вюрцбургских героев,

Евреев, русских, полугоев

И коммуняк и либералов,

Столичных и провинциалов.

 

 

 

                       ***

Мы здесь, как в годы оккупации,

Сидим в глубокой интеграции.

 

 

 

 

  РАЗДУМЬЯ НЕУДАЧНИКА

 

Здесь дефицит рабочих мест,

Но, каждый что-нибудь да ест.

И всем дозволено хотеть,

И процветать и богатеть,

И несмотря на массу сложностей,

Здесь есть и проблески возможностей.

 

Деликатес «бомжовый сбор»,

В нем кости есть и даже плевра.

Ну чем ни праздничный набор

На всю мишпоху за пол евро.

Добавьте перца на приправу,

Еда получится на славу.

 

Питаясь этаким манером,

Здесь можно стать миллионером.

И выглядеть весьма культурно,

Слегка попахивая дурно.

Увы, такая гастрономия,

Зато какая экономия!

 

 

 

 

                       ***

Теперь России не пропасть

Чекисты не упустят власть:

Собираются в дружины

Комсомольцы - хунвейбины

 

Закаляют дух  и тело,

А готовят их на «дело»

Без наркотиков и пьянки

Кукловоды от лубянки.

 

Крепко сбитые ребята

Твёрдо знают, что хотят.

Их знамёна и плакаты

Нам о многом говорят:

 

«Перестройки дух развеем,

Да изыдет Сатана,

Демократам и евреям

Перекроем клапана».

 

Время дьявольской охоты

На предвыборной волне.

И крутые патриоты

Вновь гуляют по стране.

 

 

 

                     ***

Слабеют дружеские узы,

Всё тоньше пуповины нить.

Ни вдохновения, ни музы,

Ничто не могут изменить.

 

Лишь память зажигает свечи,

Над ней не властны и года.

По тем, кто не пришли на встречу

И не придут уж никогда.

 

 

 

 

                     ***

И стало близкое – далёким,

И непонятное – понятным.

Осталось время лишь жестоким,

Безжалостным и невозвратным.

 

 

 

 

                     ***

Взволнуется Юг, опустеют Канары.

Мы всех олигархов отправим на нары.

Ни пляжа, ни моря, лишь вид на парашу.

С икры и омаров – на хлеб и на кашу.

 

 

 

                      ***

Природа жаждет обновленья

И новое не хочет ждать.

Идёт другое поколенье,

Кому-то надо уступать.

 

Мир слишком мал,

Но кто в нём лишний

Решает только сам Всевышний.

 

 

 

                       ***

Уж сколько лет сижу без дела

И потому душою сник.

Мне и безделье надоело,

И от работы я отвык.

 

 

 

                       ***

Он был то вохровец, то зек,

Простой советский человек.

Но вопреки любой судьбе

Играл отменно на «трубе».

 

И совсем недавно

                     Всё это бывало.

Полстраны сидело,

                     А пол – охраняло.

 

 

 

 

                       ***

Здесь очень часто снится мне,

Что жил я в сказочной стране.

Где долго верил в небылицы,

Что мы свободны, словно птицы,

Что наши цели и понятья

Так высоки, что люди – братья.

И, лишь уехав, оказалось,

Что это только мне казалось.

 

 

 

                       ***

А жизнь, как песнь, почти пропета.

Увы, бег времени жесток.

И из последнего куплета

Допеть осталось пару строк.

 

 

 

                       ***

И пусть всё глуше жизни ритмы,

Не видно впереди ни зги,

Но всё ж ложатся  мои рифмы

На ваши души и мозги.

 

 

 

                       ***

Лет через сто, наверняка,

Мы победим их, а пока,

В итоге дьявольской корриды,

Победу празднуют шахиды.

 

 

 

                    ***

Где этот чёрный херувим,

Сей людоед из страшной сказки?

И почему неуловим

Вчерашний наш комбат абхазский?

 

Пора бы подсказать братве,

Что штаб Басаева в Москве.

 

 

 

                       ***

Сижу на станции «Склероз»

И жду «аицын» паровоз.

В нирване полной пребываю,

Что ни прочту – всё забываю.

 

 

 

                       ***

Семь лет учил язык немецкий,

А рот открою – лепет детский.

Большой ребёнок обаятельный,

Язык запомнил только матерный.

 

 

 

                       ***

Да, предал Кесаря пилад,

Россия пятится назад.

По всем приметам эта братия

Излечит нас от демократии.

 

 

 

                       ***

Закончена последняя тетрадь,

Даю Вам слово – больше не писать.

Ну что канючить! Старый ловелас,

Не будет мучить ни себя, ни Вас.

 

 

От издателя (вместо послесловия)

 

Когда-то, полтора десятка лет тому назад Семён Шулемович Фирштейн решил назвать этот сборник "Последняя тетрадь".  Это решение он подтвердил заключительным стихотворением сборника. Отговорить его от такого решения мне тогда так и не удалось. Теперь я вынужден сознаться в моём тяжком грехе: я нарушил волю автора, и дал сборнику другое название: "Новая тетрадь".  Сознавая всю тяжесть своего греха, я однако в нём ничуть не раскаиваюсь, поскольку все последующие годы Семён Миронович продолжал творить практически безостановочно, создавая всё новые замечательные поэтические произведения. Именно в последующие годы поэтическое творчество автора принесло ему широкую известность, признание, членство в Российском союзе писателей и славу. К счастью для всех нас Семён Фирштейн продолжает творить и сегодня, ничуть не растратив своего поэтического дара.  Его творческая страница на сайте "Круг интересов" будет и впредь пополняться новыми стихами и сборниками по мере появления их из-под пера автора. Пожелаем же вместе с вами, дорогие читатели, Семёну Фирштейну дальнейших творческих удач.

 

Эдвард Ковалерчук

Знать всё о немногом и немного обо всём

Коммерческое использование материалов сайта без согласия авторов запрещено! При некоммерческом использовании обязательна активная ссылка на сайт: www.kruginteresov.com